10.11.2011 | 19:58

Кто разгадает код Достоевского?

Юбилейная дата усиливает интерес к личности Достоевского и к его творчеству, причем не только литературному. В рабочих тетрадях, записных книжках писателя очень много его рисунков. Долгое время они оставались за границами научного исследования. С наступлением хрущевской оттепели рисунки Достоевского как бы открыли заново. Некоторые даже опубликовали. Но процесс изучения движется медленно. Что же препятствует новым открытиям? – в сюжете  «Новости культуры».

Каллиграфические подписи, готика и портреты – рисунки Достоевского в черновых рукописях – это отражение хода его мыслей. Константин Баршт изучает такие графемы более 10 лет. Происхождение некоторых – уже доказано.

«Портретные рисунки – их около ста. Их можно разделить на три типа. Исторические деятели – например, Наполеон Бонапарт, Луи Филипп, Сованарола – это то, что я определил. Я здесь остановлюсь, потому что у меня есть еще гипотезы, но менее несомненные», – говорит доктор филологических наук, помощник директора Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН Константин Баршт.

На одном из рисунков – Достоевский в тупике. Образ князя Мышкина никак не дается. Недаром редакций «Идиота» было восемь. Изначально жестокий, страстный интеллектуал постепенно превращается в человека христоподобного. Черты первого в результате отданы Рогожину. Михаил Шемякин, в 15 лет начавший иллюстрировать «Преступление и наказание», с авторскими рисунками писателя хорошо знаком.

«Некоторые рисунки, которые он делал к "Преступлению и наказанию", служили своеобразным метафизическим ориентиром. Я просто понимал, что он хотел выразить в этом. Но в силу того, что он не был профессионалом-графиком, я просто уловил его мысль, которую он не досказал. А уже в своих рисунках я пытался воплотить то, что я расшифровал для себя», – поясняет Шемякин.

Только когда обдумывает сюжеты или образы, Достоевский рисует. Это занятие он, в общем-то, недолюбливает еще с Инженерного училища – там приходилось много чертить.

«Он, будучи чертежником, уже после окончания Инженерного училища, представил государю проект крепости. И в крепости не оказалось ворот. Он по забывчивости забыл начертить ворота в крепости. И, якобы, Николай Первый написал резолюцию: "Какой дурак это чертил?". И это, якобы, послужило причиной его отставки», – рассказывает президент Фонда Достоевского Игорь Волгин.

На готический собор писатель зачастую водружает православный купол. Ученые уверены: в этот момент Достоевский раздумывает об отношениях двух культур: русской и западно-европейской.

На пяти с половиной тысячах страниц рукописей Достоевского – две с половиной тысячи рисунков и каллиграфических надписей. Их большая часть опубликована, но не изучена. Простор для исследований огромный. Главное, чтоб были желающие. Из петербургских учеников Константина Баршта лишь один продолжает его дело.

«К большому сожалению, сейчас в нашей стране ощущается упадок интереса к классической культуре, к классической литературе в том числе. Найти молодого стажера, аспиранта, магистранта, который бы интересовался литературой ХХ века легко, а вот такого, который бы интересовался XIX веком, уже значительно труднее», – сетует Баршт.

На филфаке МГУ подтверждают угасание интереса к литературе классической. Но не к Достоевскому – особенно в кризисные годы он остается актуальным.

«У нас на кафедре нет ни семинара по Толстому, ни семинара по Тургеневу. Мы просто знаем, что никто бы не пришел. Это уже было установлено опытным путем. А вот мой семинар живет и здравствует уже где-то 15 лет», – замечает доцент кафедры истории русской литературы филологического факультета МГУ имени Ломоносова Александр Криницын.

Анастасия Иванова уже четвертый год на семинаре. Планирует пополнить ряды достоевистов. Сейчас интересуется кругом предшественников Достоевского.

«Я, в частности, занимаюсь тем, что сопоставляю творчество французского писателя, философа, математика, ученого Блеза Паскаля, который жил века задолго до Достоевского», – рассказывает она.

Пока изучаются столь отдаленные влияния на писателя, его рукописи остаются неразгаданными. Ведь рисунки, соседствующие с ними надписи на разных языках и сами тексты тетрадей взаимосвязаны. Но до сих пор не проанализированы. Код Достоевского все еще не найден.