28.02.2013 | 09:51

Премьера к 200-летию со дня рождения Рихарда Вагнера в театре "Геликон-опера"

В музыкальном мире 2013-й год проходит под знаком Вагнера. 200-летие со дня рождения одного из самых выдающихся и самых одиозных композиторов Германии – неплохой повод для того, чтобы придать его наследию действительно экс-территориальный статус. А в музыке, тесно связанной с трагическими коллизиями ХХ века, не услышать ничего, кроме великолепной музыки. Свой вклад в создание «новой вагнерианы» намерены внести все топовые театры, юбилейное приношение приготовил и московский «Геликон-опера» – «www.nibelung-opera.ru». Доменное имя в названии спектакля подчёркивает, что это – «наш Вагнер». На премьере побывала съёмочная группа «Новостей культуры».

Валькирии в форме стюардесс готовятся к полету. Только прически выдают в них мифических дев-воительниц, хватающих на поле боя души мертвых воинов.

«У нас космические прически, как будто ветер навстречу летит и сносит, такой полет Валькирий, и это здорово», – говорит солистка театра «Геликон-опера» Светлана Создателева.

Под увертюру к опере «Риенци» участникам полета выдают леденцы. «В воздухе» надо продержаться всего-то пару часов, обычно такие рейсы растягиваются на пять-шесть. Но Дмитрий Бертман взявшись за «www nibelungopera.ru» как хирург безжалостно резал вагнеровские партитуры – и не он один. В Байройте, где проходит фестиваль Вагнера, где проходит его фестиваль, уже несколько лет идут так называемые короткие детские версии «Летучего Голландца», Лоэнгрина и даже «Кольца нибелунгов».

«Даже в Мекке Вагнера взяли ножницы, потому что сегодняшний человек, который живет в эпоху ускоренного сознания, которому в единицу времени необходимо взять информацию, – говорит Дмитрий Бертман. – Он настроен на один час, чтобы взять все что нужно».

Сложнее всего пришлось певцам: здесь все на немецком. Станиславу Швецу повезло – на языке Вагнера и Гете он говорит с шести лет. Оперы Вагнера пел на многих европейских сценах – знает, легко здесь не будет.

«Нужно обладать выносливостью, все оперы идут подолгу, – отмечает Станислав Швец. – Надо обладать марафонской психологией».

Бертман сделал гремучий микс из всех тринадцати опер Вагнера – здесь «Золото Рейна», «Гибель Богов», «Зигфрид», «Валькирия» – самые узнаваемые арии и как настоящий интернет-пользователь «погуглил» его творчество. В Геликоне уже была «Запретная любовь», но таких страстей эта сцена еще не видела

Алексей Исаев запел по-новому, пытался даже конкурировать с оркестром, пока не понял – здесь нужно по-другому.

«Оркестр у Вагнера – большой, массивный, – говорит Алексей Исаев. – Сложно перекричать, нужно тише петь Голос слышно, когда он звенит, а не кричит в зал».

Взявшись за Вагнера, артисты «Геликон-Оперы» сняли сливки, а зрители, пришедшие на премьеру, выключили мобильные и на эти два часа полета стали недоступны.

Новости культуры.