11.11.2011 | 09:42

"ТВ: живьем и в записи". Из печати вышла книга мемуаров Анатолия Лысенко

«ТВ: живьем и в записи» – идеальное название для книги мемуаров, которое прямо указывает на профессиональную принадлежность автора. Анатолий Григорьевич Лысенко, президент Международной академии телевидения и радио, мэтр отечественной тележурналистики написал воспоминания о тех, с кем почти полвека работал на телевидении, о том, как возникали и умирали программы, рождались телевизионные корифеи, «гиганты» – как он сам их называет. Анатолий Лысенко и сам один из них – тех, для кого телевидение стало жизнью. Выходу в свет его книги была посвящена встреча в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям, в его Литературной гостиной. Рассказывают «Новости культуры».

В этот вечер в Литературной гостиной собрались герои мемуаров Анатолия Лысенко. Еще до начала презентации друзья и коллеги обступили автора, чтобы поздравить с первой в его жизни книгой.

«В литературе есть такое выражение «живой классик», – говорит Михаил Сеславинский, руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. – Вот на телевидении «живой классик» – это Анатолий Григорьевич Лысенко, человек который удивительным образом соединил в себе и эпоху советского телевидения, и молодежную редакцию центрального телевидения, и эпоху перестройки, когда программа «Взгляд» будоражила умы десятков, если не сотен миллионов людей».

Во вступительной статье ироничный Лысенко честно признается читателю, что просто ненавидит что-то писать.

«В 13 лет завел дневник, он у меня сохранился первая страничка – на ней написано – «Сегодня тепло. Я пошел в школу без пальто», – рассказывает Анатолий Лысенко. – На этом мое писание дневников ограничилось, больше я уже ничего не писал. Поэтому когда писал, было довольно трудно, очень же многое забывается. Написал, а потом – а это забыл, это забыл, это забыл… и я так распухал, распухал, распухал, пока у меня не отняли».

Основная часть книги – портреты тех людей, с которыми Анатолию Лысенко приходилось работать.

«Анатолий Григорьевич помимо прочего проницательный наблюдатель, – говорит тележурналист Николай Сванидзе. – Он обо всех, о ком счел нужным написать, написал не обидно, при этом не слюняво, вполне правдиво и по существу».

«ТВ: живьем и в записи» – для непосвященных название книги странное. Для тех, кто знает телевидение изнутри, вполне понятное. На свой собственный вопрос, почему стоит прочитать эту книгу, автор отвечает: из любопытства.

И готовит материалы для следующего тома – нерассказанных историй осталось еще немало.