21.02.2013 | 12:45

Трудно быть режиссером. Умер Алексей Герман

Трудно быть режиссером – таким как Алексей Герман. Умеющим в черном и белом передать все оттенки страшной, жестокой реальности. Дотошным в самых незначительных мелочах. Годами пестующим свои замыслы. «Проверка на дорогах», «Мой друг Иван Лапшин», «Хрусталев, машину!» И последняя картина – которая могла бы стать первой. Ведь еще в 68-м году он задумал экранизацию фантастической повести братьев Стругацких «Трудно быть богом». Вернулся к замыслу в 99-м и занимался картиной «История арканарской резни» вплоть до последнего времени. Несгибаемый, верный своей миссии в искусстве, настоящий петербургский интеллигент, много сил потратил на спасение киностудии Ленфильм. Его слово в киносообществе обладало большим весом. И уход Германа коллеги называют невосполнимой утратой. Соболезнования родным и близким режиссера выразил Президент России Владимир Путин. Рассказывают «Новости культуры».

Кадры со съемочной площадки его последнего фильма – уже давно знамениты. О том, как Герман снимал «Трудно быть Богом» по повести братьев Стругацких, говорили – «как же трудно быть Германом». Шесть лет самих съемок и годы монтажа и озвучивания – ему нужен был звук скачущей лошади с больной селезенкой, голоса людей, которые не с планеты Земля. Дотошность во всем, он и сам как-то признался – «так теперь никто не снимает». Но так вряд ли кто-то вообще когда-то снимал.

Он говорил, что в этом фильме есть фраза, которая должна «вбиться в голову каждому» – там, где торжествует серость, к власти приходят чёрные. Он задумал его ещё в 68-м и тогда, почти сразу же, его попросили об этом забыть – советские войска вошли в Чехословакию, и многие, конечно, увидели параллели – в повести Стругацких чёрный орден захватывает Арканар. Над тем, к чему он так долго шёл, Алексей Герман работал последние 13 лет – мучительно, трудно, доводя себя и других. На площадке у всех до единого – тщательный грим, даже у тех, кто в массовке. Правда, что такое массовка у Германа?

Крупные планы – на экране всего на мгновение, лица, которые в фильме больше уже не появятся, но это тот самый заряд, то почему он, не воевавший в партизанских отрядах и не побывавший в окопах, снимет фильмы, которые назовут лучшими о войне. И, конечно, не сразу. «Проверка на дорогах» пролежала на полке 15 лет, картину обвиняли во всём – в том, что Быков стоит в тазике, в том, что в этой, уже ставшей легендарной сцене – оскорбительное количество пленных. Герман потом скажет – тогда, на барже он снимал 600 человек, но что это по сравнению с миллионами.

"Все его фильмы прокладывают дорогу в подлинное искусство. Тех, кто занимается сейчас киноискусством, очень мало, но именно такие люди, и Алексей Герман, в частности, они и протаптывают дорогу в вечность, и показывают те ориентиры духа, на которые будут равняться поколения", – убежден Николай Бурляев.

Каждое его слово – для общества, в целом, и для киносообщество, в частности, – обладало немалым весом. Уже находясь в больнице, он продолжал общественную работу по спасению старейшей киностудии страны – "Ленфильма", душой которого и был.

"Люди такого масштаба – это некий камертон общественного сознания и некое мерило, по которому ты оцениваешь и свою кинематографическую жизнь, и какие-то поступки в обществе", – говорит Федор Бондарчук

"Все понимают, что это большая потеря, но не все осознают еще ее масштаба. Ушел последний гигант, титан, который пришел к нам из того большого советского кино, которое мы так любим. Это был уникально одаренный человек со своим стилем. Его можно только имитировать, повторить его невозможно", – заверяет Павел Лунгин

Как точно, правдиво и честно он смог создать далекий ташкентский тыл. Ему самому в то время было года четыре. Эпизод, в котором снова та же дотошность – монолог героя Алексея Петренко, снятый не павильоне – в поезде, неотапливаемом. Герману нужно, чтобы пар изо рта и стук колес были настоящими.

Для фильма "Мой друг Иван Лапшин" он целый месяц провел в тюрьмах, каждый день выезжал на допросы. То ли полудокументальный, то ли реальный  кажется, все границы между экраном и зрителем стерты. Не детектив и не история о любви. Он сам скажет – главным для него было само время.

"Незаменимых, говорят, нет... Нет, есть незаменимые. Особенно в искусстве. Особенно у нас в кино. Его ничто не заменит", – полагает Владимир Бортко.

Черно-белые кадры и знаменитый прием – гулкие, где-то на заднем фоне главные диалоги. Чтобы услышать то самое, важное, его действительно надо слушать. То, что отпугивало и раздражало, – "Хрусталев, машину" многие не приняли. Фильм страшный и жесткий, о последних днях сталинской эпохи, о стране, которая, как он говорил, "всем все прощает". 

"В сентябре прошлого года на фестивале "Послание к человеку" вручали Алексею Юрьевичу приз за достижения в кинематографе. Я видел очень живого, человека, который все видел, все чувствовал и все понимал. Говорить о нем в прошедшем времени язык не поворачивается. Умер гений, умер великий человек, терять его просто какое-то преступление", – подчеркивает Алексей Учитель.

Нажимающий на больное и бескомпромиссный Герман-второй, сын писателя Юрия Германа, отец режиссера Алексея Германа-младшего – классик, снявший мало, но все его фильмы – то лучшее, что есть в отечественном кино. 

"Почему я не хотел, что бы мой сын был кинорежиссером? Потому что у меня все болячки с сердцем – от кино. Проблема "Трудно быть богом", она остается. Богом быть трудно – вот, что можно сказать", – признавался мастер. 

Похороны Алексея Германа состоятся в воскресенье на Богословском кладбище Петербурга. Прощание с режиссером пройдет на "Ленфильме". В программе нашего телеканала произошли изменения. Сегодня, 21 февраля, в 21.45 смотрите передачу из цикла «Больше, чем любовь». Вечер воскресенья, 24 февраля, мы посвящаем памяти режиссера. В 18.40 смотрите  многосерийный документальный фильм «Герман, сын Германа», а в 19.30 художественный фильм «Мой друг Иван Лапшин».

Читайте также: 
Ушел из жизни Алексей Герман-старший>>>

Деятели культуры выражают соболезнования в связи с кончиной Алексея Германа>>>

Новости культуры