21.02.2013 | 10:45

Пермский театр привез в Москву постановку "Medеamatеrial"

Пермский театр оперы и балета, в борьбе за «Золотую Маску», действует и очевидными средствами, такими как мастерство артистов, режиссёров, художников, и, можно сказать, стратегически. Сначала Теодор Курентзис показал в Москве весёлую драму с легкомысленным сюжетом под музыку Моцарта («Так поступают все женщины»). А накануне показали постановку, диаметрально противоположную предыдущей по музыке, настрою, сюжету, оформлению. Она демонстрирует увлечение дирижёра неоавангардом. «Medеamatеrial» современного французского композитора Паскаля Дюсапена. Это, по сути, монолог или плач античной героини. Опера написана на текст выдающегося немецкого драматурга Хайнера Мюллера. Рассказывают «Новости культуры».

На сцене должен быть заброшенный бассейн или купальница в доме умалишенных, это было главное условие драматурга Хайнера Мюллера. Оперный театр Перми это требование выполнил, а Теодор Курентзис вложил свой особый сакральный смысл в эту декорацию.

«Всегда грехи отмывают, как отмывают деньги, как отмывают кровь», – говорит дирижер-постановщик Теодор Курентзис.

Сюда с искаженным лицом, почти голая, выйдет Медея – то ли царица, то ли домохозяйка, брошенная женщина. Она готова отомстить Ясону, изменившему ей с молодой дочерью Креона. Принести в жертву детей. Надежду Кучер халатом и драными колготками не смутить. Золотое платье царицы наденет на глазах зала.

«С одной стороны, она обычная женщина, с другой – богиня, – говорит Надежда Кучер. – Такая двойственность натуры».

Ее бессловесная соперница появится на сцене до начала первых аккордов. Это ради нее Ясон нарушил обет. Красивая, молодая – в это безумие она нырнет с головой и возьмет свой главный приз – мужчину. Этих двух женщин Теодор Курентзис как будто взял из реальной жизни.

«Вся эта история – не далекая от практики 90 годов России, – считает Теодор Курентзис. – Все эти люди когда-то были плохими, а стали хорошими. Их жены, которые когда-то были принцессы королевы стали брошенными существами и множество операций пластических не помогает, их начинают убивать».

Курентзис, любитель эпатажа, предпочитает современную оперу классике. Взявшись за Хайнера Мюллера и Паскаля Дюсапена, понимал – такое с ходу не спеть. Оба – крепких орешка. В ГДР пьесы Мюллера не ставились, книги не издавались. Дюсапен написал музыку только на третью часть текста. Большую часть партитуры поет не хор – солистка. У Надежды Кучер только на разбор текста ушло полторы недели.

Она впервые спела эту партию на Дягилевском фестивале в Перми год назад. Ее Медея стала сенсацией. Свою героиню оправдывает.

«Она не просто так убивает, чтобы сделать плохо или больно, – отмечает Надежда Кучер. – Так суждено, и по-другому быть не может».

Кажется что Курентзис собрал здесь все приметы времени: гламурно-небрежные мужчины, прячущие возраст за очками женщины. Эту свободно-вальяжную жизнь перекроит трагедия. Для Курентзиса это – проверенный метод лечения.

«Трагедия не для того, чтобы развлекались, а чтобы лечились, – убежден дирижер. – чтобы освободились от страсти и стали победителями. Это лечебный процесс, гомеопатия».

Прописав этот курс лечения пермским зрителям, Курентзис уверен – он универсален. И номинации на «Золотые маски» тому подтверждение.

Новости культуры