21.02.2013 | 11:03

"Страх и нищета в Третьей империи" по пьесе Бертольта Брехта на сцене "Табакерки"

Бертольт Брехт, по крайней мере, в театральной Москве становится едва ли не самым востребованным автором. Вслед за премьерой «Мамаши Кураж» в театре «Эрмитаж», «Доброго человека из Сезуана» в театре Пушкина свой спектакль по пьесе известного немецкого драматурга представляет «Табакерка». Сегодня на сцене – «Страх и нищета в Третьей империи» в постановке ученика Сергея Женовача Александра Коручекова. Режиссер выбрал пять сцен из 24-х, написанных Брехтом. Это рассказ о том, как страх проникает во все сферы человеческой жизни. Рассказывают «Новости культуры».

На сцене «Табакерки» нет ни одного предмета, размещенного под углом 90 градусов. Накренившиеся стулья, столы, полки… Эта мебель еще и на колесиках. Мир смещенных координат, готовый съехать в пропасть. Герои тоже – в шатком равновесии, то и дело прогибаются под изменчивый мир.

«Это, может быть, чудики, может, какие-то комичные люди, но они тоже хотят жить, – рассказывает режиссер Александр Коручеков. – Они, как и все мы, чуть-чуть кривые, чуть-чуть такие. Но они тоже хотят как-то жить спокойно, счастливо, а вот как-то не получается».

«Страх и нищету в Третьей империи» называют самой нестандартной пьесой Брехта. В ней нет знаменитых зонгов, и что еще удивительнее – никакого разработанного Брехтом метода отчуждения в актерской игре не предусматривается. «Страх и нищету» ставят по всем законам театра психологического. Эту пьесу Брехт писал уже в Дании, лишенный германского гражданства. Получился, как отмечают критики, «антифашистский манифест». Но в «Табакерке» заверяют: меньше всего хотели бороться с Гитлером. «Страх и нищета» в постановке Коручекова – это о сегодняшнем дне.

«Я хочу говорить о честности, о том, что это, конечно, больно, когда у тебя не остается никаких подпорок – не остается ни друзей, ни близких, – говорит актриса Ольга Красько. – Вообще, вся наша история, мне кажется, о страхе, о разных его проявлениях».

Пять историй, словно пять законченных спектаклей. Герои в обычной одежде, ведут себя тоже привычно – пьют пиво, поедают баварские колбаски, читают газеты. Вот только не знают, с какой стороны ждать беды. Разговор с любимым превращается едва ли не в пытку. Священник готов даже Библию проверить на соответствие идеалам правящей партии. А учитель истории не может понять, что и как теперь нужно преподавать ученикам.

Александр Семчев в этом спектакле в роли судьи. В истории о том, возможно ли правосудие, когда жизнь человека уже ничего не стоит. На сцене «Табакерки» актер МХТ – Семчев играет впервые. Признается: это едва ли не первая его по-настоящему трагическая роль.

«Вся камерность этой сцены имеет свою прелесть в том, что здесь можно не спешить, можно смотреть в глаза, помолчать, отыграть, сказать», – считает Александр Семчев.

Один из самых сильных эпизодов спектакля: мальчик снимает на камеру отца и мать. А они не могут понять: то ли просто балуется, то ли готов отнести провокационное видео в один из секретных комитетов. Когда спектакль закончится, публика поймет, что все это время снимали и ее. Видеопроекция появится на стене. Вот только улыбаться и махать рукой в камеры никто из зрителей почему-то не станет.

Новости культуры