21.02.2013 | 10:30

Людмила Улицкая отмечает юбилей

Её книги переведены на 25 языков. Несколько произведений экранизированы. Однако Людмила Улицкая признаётся, что до сих пор испытывает «ощущение дилетантизма», «Я как бы временный писатель, вот напишу всё и пойду делать что-то другое», – говорит о себе. Что-то другое в своей жизни она сделать тоже успела – генетик по образованию, по специальности работала, но недолго, ушла в литературу. Сегодня автор книг «Сонечка», «Медея и её дети», «Даниэль Штайн, переводчик» – отмечает юбилей. Рассказывают «Новости культуры».

Людмила Улицкая не любит писать романы – говорит об этом почти в каждом интервью. Куда лучше тоненькие книжечки с повестями. Она и сама книги покупает на вес, толстые тома обходит стороной. Не любит, но пишет – темы вынуждают. Признается: из задуманных примерно в одно и то же время романов – написаны все, кроме одного. Уже знает, о чем он, кто герои. И, скорее всего, у каждого по традиции найдется реальный прототип из тех, чьи фото висят на стене в ее московской квартире.

«Эту стенку я вожу с собой всю жизнь, – рассказывает Людмила Улицкая. – Вот эти вот две фотографии отдельные и по-своему интересные. Это Даниэль Руфайзен – прототип моего героя Даниэля Штайна. А это отец Иры Уваровой – моей подруги. Это тот человек, который стоит за спиной Доктора Кукоцкого. Это все те люди, из которых произошли мои “Веселые похороны”».

Есть авторы, которые относятся к литературе как к творчеству – не более. А есть те, что видят в писательстве особую форму служения, решения важнейших общественных, религиозных, личных вопросов. Людмила Улицкая принадлежит к последним. Называет себя «молодым писателем» – первый свой сборник рассказов «Бедные родственники» выпустила в 50. Про свое призвание говорит: «хожу в писателях уже 20 лет, в каждой книге заново проживая собственную жизнь». Есть у нее и литературная стратегия – уверяют критики. Начав с сентиментальных повестей, Улицкая постепенно повышала градус – заставляла своего читателя задуматься об устройстве мира, а потом и вовсе поставила перед ним и переводчиком Даниэлем Штайном – проблемы метафизические.

«Это очень важно, потому что легко разговаривать с теми, кто и так все понимает, найти своих и успокоиться, – отмечает литературовед, публицист, телеведущий, писатель Александр Архангельский. – Улицкая пошла иным путем: она взяла вроде бы чужих, сделала их своими, а затем повела их туда, где находится ее ум, где пребывает сфера ее размышлений».

Неторопливое русское время – с вареньем и деревянными ложками, долгими дождями, детскими болезнями и карандашами – закончилось, считает Улицкая. На эту тему она заводит разговор с Чеховым в «Русском варенье». На сцену пьесу перенес Иосиф Райхельгауз. Ее любовь к биологии и медицине воспета в «Казусе Кукоцкого» - романе, превращенном Юрием Грымовым в телесериал. Не могла Улицкая не написать и про послевоенное детство – про колонку, из которой брали воду, про печи в домах и керосиновые лампы.

«Вообще, я влюбился в Улицкую после того, как прочел “Веселые похороны”, – рассказывает художник Владимир Любаров. – Я понял, что это мой писатель, ну там еще и художник, и художественная среда. И был, конечно, счастлив, когда раздался звонок и Люся сказала: А вы не хотите делать мою книгу?»

Книга «Детство сорок девять» пережила десяток изданий и даже походила по свету – рассказывает художник Владимир Любаров. А ведь специально для этого сборника им ничего не создавалось – все иллюстрации нашлись в запасниках. Просто так совпало – что два художника увидели то время в одном и том же свете. Улицкая вообще часто любит повторять – не пишет книги про сегодняшний день – еще не до конца разобралась со вчерашним. И по-прежнему смотрит на своих героев из далекого, золотого, по ее словам, времени – из 50-х и 60-х годов прошлого века.

К юбилею писателя 22 февраля в 20.35 не пропустите премьеру документального фильма «Соло для Людмилы Улицкой», по окончанию которого, в 21.25, в эфир выйдет телеспектакль «Эта пиковая дама».

Новости культуры