15.02.2013 | 12:30

В Центре имени Мейерхольда – «Европеры» композитора Джона Кейджа

В прошлом году исполнилось сто лет со дня рождения Джона Кейджа - одного из крупнейших композиторов-авангардистов двадцатого века. Пионер в области электронной музыки и нестандартного использования музыкальных инструментов подчеркивал: в основе новой музыки лежат не прогрессивные технологии, а новое художественное сознание. В Москве уже прошли две выставки, приуроченные к столетию композитора. А сейчас в Центре Мейерхольда показывают его знаменитые «Европеры» - последние сочинения Джона Кейджа. Рассказывают «Новости культуры». 

Бесполезно искать смысл в происходящем. Здесь все доведено до абсурда. Зрители решают, какие арии исполнят певцы. Задают траекторию перемещения по сцене, которая разделена на шестьдесят четыре клетки, создают партитуру для каждого участника. Одни бросают монетки и ищут ответы в книге перемен. Другие судьбу европеров решают лотереей с попугаем Люка.

Кто-то идет к игровому аппарату в надежде на джекпот. Но переполненный мелочью он отказывается работать. Приходится применять силу.

Эпатаж – это про него - Александра Петлюру. Художника по костюмам. У него здесь свой интерес. «Кто мог бы придумать за три дня костюмы к этому действу, как не я», - говорит Александр Петлюра.

Он одел не только певцов. Даже ассистент режиссера Юлия не в привычных джинсах - в легкомысленном халатике медсестры. Отвечает за здоровье зрителей.

Взявшись за Джона Кейджа, Наталия Анастасьева забыла про покой и сон. Убедить шесть певцов и двух пианистов не сбежать до конца проекта оказалось не просто даже ей – режиссеру креативному и провокационному. Следуя эпатажным ц.у., Кейджа им придется вывернуть оперу наизнанку.

«Кейдж - это клетка, структура, но мы говорим, что структуры не существует. Думаем, что живем по правилам ,на самом деле просто в хаосе находимся», - объясняет режиссер Наталия Анастасьева.

Жрец-распорядитель убеждает зал, что все это дело рук зрителей.

Классику препарируют по живому. Под раритетные записи Лемешева, Шаляпина, Каллас певцы начинают свой монолог. В этой какофонии трудно разобрать слова, музыку. У каждого шесть арий – несколько исполнителей поют одновременно. Таймер отсчитывает время. Зрители в зале нервничают. Собственно на эту провокацию и рассчитывал Кейдж, когда писал своих «Европеров». В центре Мейерхольда они пощекотали нервы впечатлительной публике.

 

Новости культуры