17.11.2011 | 19:41

Расшифровывая язык Ломоносова...

В столичном Минералогическом музее имени Ферсмана обнаружены флорентийские мозаики, описанные Михаилом Ломоносовым в середине XVIII века. Петербургские лингвисты, филологи МГУ и геологи ферсмановского музея атрибутировали находку, тем самым подтвердив, что в одном из главных своих научных увлечений – минералогии –  Михаил Ломоносов добился выдающихся для того времени результатов. Рассказывают «Новости культуры».

Эти флорентийские мозаики просты и безыскусны. Долгое время они пылились в фондах минералогического музея, пока не выяснялось – их держал в руках сам Ломоносов! Как часть коллекции ученый описывал эти образцы в минералогическом каталоге. Это была его первая научная работа для Российской Академии наук.

«Когда сейчас читаешь все эти переводы и названия – алмаз или кварц, то чувствуется сильное влияние музыки и стихосложения, которыми он занимался. Через минералы он вносил свою лепту в развитие русского языка», – говорит директор Минералогического музея имени А.Е. Ферсмана Виктор Гаранин.

В XVIII веке активно велись исследования в области систематизации минералов. Иногда их классифицировали просто по внешнему виду. К примеру, писали: «Напоминающий волосы или мех». Только что вернувшийся из Германии и увлеченный горным делом Ломоносов занимался научным описанием 3000 экспонатов минералогических залов Кунсткамеры. К 1745 году каталог был готов, а через два года значительная часть коллекции погибла в страшном пожаре. То, что от нее осталось, было перевезено в Москву, в Музей имени Ферсмана. В Кунсткамеру коллекция больше не возвращалась. А о том, что существовал каталог, составленный Ломоносовым, и вовсе забыли.

Изучение минералов для Ломоносова стало одним из важнейших дел жизни. Особенно он любил мозаики из смальты, производством которой занимался на купленном в Усть-Рудице заводе и обучал этому крестьян.

«Когда он был совсем молодым и работал над переводом минерального каталога как ученый-минералог, перед ним все время вставала проблема создания новых цветов. И если мы ранние работы Ломоносова почитаем, мы увидим, что он придумал массу новых названий цветов в русском языке», – замечает старший научный сотрудник Института лингвистических исследований РАН Сергей Волков.

Фиалковый, померанцевый (оранжевый), моравный (как трава-мурава на Севере) и даже мясной. Оттенков много. Еще больше в мозаичном панно «Полтавская баталия» кусочков смальты – один миллион тридцать четыре. Этот проект Ломоносов начал уже будучи серьезно больным. До сих пор неизвестно, увидел ли он законченным этот шедевр? Еще одна загадка – кто автор найденных в музее Ферсмана флорентийских образцов? Есть версия, что тоже Ломоносов. Во всяком случае, в своем каталоге он их описал.

«Плита четверобочная, около фута шириной, на которой изображена башня с флагом. Неподалеку от нее дерева в дендрите, и вот этот образец. Было очень приятно, когда мы обнаружили среди старых номеров номер, совпадающий с номером минерального каталога», – рассказывает научный сотрудник Минералогического музея имени А.Е. Ферсмана Дарья Новгородова.

Для того, чтобы прийти к этому открытию, нужно было объединить силы лингвистов и геологов Москвы и Петербурга. Ведь каталог Ломоносова написан на латыни и немецком. Кроме того, в нем есть масса непонятных терминов и лишь зачатки знаний по химии.

«Оказалось, дать понимание слова "лал", как понимал его Ломоносов, это полдела. Потому что, с точки зрения современной минералогии, нужно дать еще его научное описание. И здесь найти общий язык с нашими коллегами из музея Ферсмана было очень непросто. Каждый настаивал на своем. Нужно было, чтобы это было так, как Ломоносов это понимал», – делится директор Института лингвистических исследований РАН, академик РАН Николай Казанский.

Современные исследователи не исключают: расшифровка языка Ломоносова в сфере минералогии обещает новые открытия.

Все материалы темы «300 лет со дня рождения Михаила Ломоносова»>>>