12.02.2013 | 10:22

Сегодня итальянскому кинорежиссеру, сценаристу и художнику Франко Дзеффирелли исполняется 90 лет

Франко Дзеффирелли в представлении не нуждается. Режиссер с мировым именем не любит экспериментов, но именно о его прочтении классики, говорили – «она заиграла новыми красками». Он часто сам создавал эскизы декораций и костюмов к своим проектам. Все, кто с ним работал, отмечали дотошность мастера – мог проверить даже, как пришита пуговица. Дзеффирелли ставил оперы на лучших сценах мира, снятые им ленты – признанные киношедевры. Сегодня известному итальянскому кинорежиссеру исполняется 90 лет. Рассказывают «Новости культуры».

«Невозможно красивые!» – это одновременно комплимент и упрек в адрес постановок Франко Дзеффирелли. Всегда роскошные, живописные, с невероятным количеством артистов на сцене. Декораций, как шутят критики, хватило бы на два с половиной спектакля. Режиссер на все отзывы – отрицательные, положительные – отвечал одно: «Да, я очень люблю красоту». А еще он очень любит оперу, считает ее важнейшим из искусств.

«Здесь и танец, и драма, и трагедия, поэзия, театр, декорации, здесь присутствуют все музы», – говорит Франко Дзеффирелли.

Дзеффирелли поставил большинство оперных хитов. Работал с легендами. Пласидо Доминго почитал за идеал. Марию Каллас и Елену Образцову назвал главным потрясением в жизни. Специально ради последней взялся за оперу Бизе. От «самой лучшей в мире Кармен» по версии испанцев добивался еще более точного образа.

«Очень долго мы беседовали с ним, и я уже сказала: “Так, все я больше не могу! Скажи мне одним словом, кто такая Кармен?”» – рассказывает народная артистка СССР Елена Образцова. – А он взял меня и укусил за плечо, и я поняла, что это такая черная пантера, которую все боятся, и она делает все, что хочет».

Еще одна совместная работа – фильм-опера «Сельская честь» по Масканьи. То, что Образцова воплотила на экране Дзеффирелли назвал чудом.

«Травиата» – одна из любимых опер Дзеффирелли, ставил ее 12 раз, в 82-м перенес на киноэкран. Танцевальную партию доверил Владимиру Васильеву и Екатерине Максимовой.

А спустя двадцать с лишним лет режиссер пригласил Васильева в Ла Скала – в качестве хореографа оперы «Аида».

«Франко тогда для меня раскрылся, как человек, который жить без театра не может, – говорит народный артист СССР Владимир Васильев. – Франко разнообразен, если сравнивать его с художником, у него очень богатая палитра, она не однообразная и даже когда идут монохромные сцены, в них столько полутонов, конечно».

Все что трудно создать на сцене, Дзеффирелли воплощал в кино. Как и в театре – отправной точкой для него стал Шекспир. В «Укрощении строптивой» главные роли отдал звездам – Элизабет Тейлор и Ричарду Бёртону. В «Ромео и Джульетте» ставку сделал на молодых и неизвестных. Режиссер не прогадал. Картину назвали лучшей в его фильмографии, примером абсолютной гармонии в кино.

А вот экранизацию «Гамлета» критики не полюбили. Картина « Молодой Тосканини» провалилась в прокате. Фильм «Брат Солнце. Сестра Луна» – в нем Дзеффирелли сравнивает идеи Франциска Ассизского и движения хиппи – многие не поняли, но для «детей цветов» он стал культовым.

Предпоследняя лента Франко Дзеффирелли – «Чай с Муссолини» – во многом автобиографична. Режиссер – прообраз главного героя, итальянского мальчика, отец которого мечтает превратить его в эстета, английского джентльмена. Именно в этом фильме стоит искать подсказки, как возникла любовь к идеалам античности и средневековья, почему он вообще решил творить.

Новости культуры