08.02.2013 | 12:05

Латвийская национальная опера показала Москве «Евгения Онегина»

7 февраля на исторической сцене Большого театра звучала опера Чайковского «Евгений Онегин». Этим спектаклем Латвийская национальная опера открыла московские гастроли. Шаг, конечно, смелый, поскольку в репертуаре Большого уже есть свой «Евгений Онегин» в постановке Дмитрия Чернякова. И сравнения рижскому театру не избежать. Но художественный руководитель Андрейс Жагарс рисковать любит. Да и его спектакль – тому подтверждение. К классике он подходит без пиетета - перенес действие «Онегина» из XIX в XXI век. Каким образом это сказалось на содержании «энциклопедии русской жизни»? – выясняли «Новости культуры». 

Они вернулись на историческую сцену Большого спустя десять лет. Что волнуются, незаметно. Но это только видимость. «Сейчас я пока еще спокоен, а когда пойду на сцену, будет «а…»», - признается солист Латвийской Национальной Оперы Янис Апейнис.

Режиссер спектакля Андрейс Жагарс не выдержал. Из зала бежит за кулисы, чтобы артистов поддержать и самому почувствовать премьерный драйв. «Сердце бьется быстрее, чем музыкальные темпы. Кажется, что медленно все тянется, и не могу подогнать. Прибежал на сцену смотреть», - делится режиссер спектакля Андрейс Жагарс.

Кристине Опалайс для него, как Галатея для Пигмалиона. Увидел в ней приму, когда та девчонкой пела в хоре. Взявшись за Онегина, точно знал, кто будет Татьяной. У Жагарса она писательница, с ноутбуком, в платье от кутюр. «Петь Татьяну в Большом театре это - как петь Тоску в Ла Скала. Я не знаю, я очень взволнована, но адреналин работает, публика прекрасная, я чувствую энергетику», - говорит солистка Латвийской Национальной Оперы Кристине Опалайс. 

Жагарс, известный своей креативностью, создал мир Онегиных и Татьян XXI века. Главный символ - кровать-трансформер. Она занимает почти всю сцену. На ней стреляются, объясняются в любви, пишут романы. В хоре пятьдесят человек. Петь на русском для них так же привычно, как на французском и итальянском. Одно но. Размеры сцены.

«У нас сцена поменьше. В этом огромная проблема, - объясняет хормейстер Айгарс Мери. - А в остальном – очень хорошая акустика».

Чех – Павел Чернох - приглашенная звезда. Партию Ленского пел в Латвии, Польше, теперь Россия. Здесь, на родине Чайковского, чувствует особое волнение.

Для традиционной классики режиссер Андрейс Жагарс, каждый раз ищет нетрадиционное решение. Этот Евгений Онегин современный, шокирующий, провокационный не оставил зал равнодушным. Такой интерпретацией энциклопедии русской жизни Латвийская Национальная опера снова поразила Москву.

Новости культуры