22.11.2011 | 19:31

"Бесы" Льва Додина: секрет театрального долголетия

В ноябре 2011 года отмечают сразу несколько юбилеев, связанных с именем Федора Достоевского: 190-летие самого писателя и 20 лет со дня премьеры спектакля Льва Додина «Бесы». Он был поставлен в Малом драматическом театре – Театре Европы. В неспокойные 1990-е «Бесы» звучали особенно остро и злободневно, собирали аншлаги. За время своего существования спектакль прожил целую жизнь: менялось время, менялись актеры, по-иному расставлялись акценты, но неизменно сохранялась актуальность постановки. На юбилейный спектакль в Петербург съехались ведущие театроведы, чтобы в очередной раз посмотреть «Бесов» и раскрыть загадку их театрального долголетия. Рассказывают «Новости культуры».

Премьера «Бесов» Льва Додина, как ни странно, состоялась вовсе не в Малом драматическом театре, а в немецком городке Брауншвейг. Спектакль стал частью программы фестиваля Theaterformen. Его организаторы, узнав о готовящейся в Ленинграде премьере, пригласили труппу Додина. Тогда «Бесы» шли 11 часов. Спектакль пришлось разбить на три премьерных дня. Теперь, чтобы увидеть «Бесов» в Театре Европы, зрителю нужно выделить целый день. За два десятилетия спектакль устоялся и значительно сократился: 6 часов 40 минут – это три части, плюс часовые перерывы – итого почти 9. Целый день с Достоевским в поисках ответа на жизненно важные вопросы, среди людей, искреннее пытающихся изменить к лучшему судьбу народа.

В день юбилейного спектакля театр организовал акцию к 190-летию со дня рождения Достоевского. В первом антракте – возложение цветов к его памятнику на Владимирской площади. Монумент находится в самом центре так называемых «достоевских мест». Сразу за углом – музей писателя, чуть выше по проспекту – квартира, где он жил в молодости, напротив памятника – Владимирский собор. Достоевский был его прихожанином. Именно эти купола видел, стоя на плацу, во время своей несостоявшейся казни. За произведения классика Лев Додин взялся в 1980-х. Ставил «Кроткую», «Карамазовых». Но «Бесы» для режиссера – отдельная история.

«То, что в философии называют последний, крайний вопрос. Страх перед смертью, страх перед самим собой, страх перед существованием, переливающийся в страх перед другими, требующий неких исправляющих мир, решительных действий», – поясняет Додин.

Перед премьерой худрук устроил актерам испытание: тридцать часов прогона. Артисты Малого драмтеатра сыграли весь роман с одной лишь целью – прочувствовать материал, понять, смогут ли жить в этом пространстве. От первых репетиций и премьер осталось немало, и все это хранится с большим трепетом.

«Это салфетки, которые лежали на режиссерском столе во время репетиции, и, судя по всему, Кочергин на на этих салфетках рисовал варианты плаката», – показывает куратор выставки «"Бесы": 20 лет жизни и становления спектакля» Владимир Кантор.

Сейчас один из этих плакатов находится в Музее Достоевского. Там открыта выставка, посвященная истории спектакля «Бесы». Среди театральных сокровищ – перчатки XIX века из шагреневой кожи, премьерные костюмы, фотографии и точный – до мельчайших деталей – макет. По нему художник Эдуард Кочергин создавал декорации. Сцену поделил на три измерения. 

«Дьявол внизу, человек, потом Бог. Все это не просто так, замысловато, витиевато, все это работает на мысль», – подчеркивает театральный критик, автор рецензии на премьерный спектакль «Бесы» Льва Додина Нинель Исмаилова. 

За двадцать лет новых актеров в постановку было введено не так много – восемнадцать из двадцати пяти играли премьеру. Они свидетели и участники взросления спектакля. 

«Накапливаются знания, понимание, мы стареем, что-то узнаем про жизнь, про себя, и все туда почему-то включается», – отмечает народный артист России, исполнитель роли Лебядкина Игорь Иванов. 

Новая эмоция, новый жест, новый акцент – все это рождалось годами, проживалось, продумывалось. Теперь уже ведущие театроведы обеих столиц, как живое пособие, изучают спектакль в малейших деталях, оттенках, полутонах. В Доме актера устроили конференцию. В присутствии режиссера Льва Додина по очереди пытаются дать научное обоснование феномену, а выходят одни комплименты.

«Это один из моих любимых спектаклей. Раз в два-три года обязательно его смотрю. Все семейство туда вожу», – признается театральный критик, профессор Санкт-петербургской академии театрального искусства Елена Гарфункель. 

«Я не помню, чтобы фильм или спектакль так запоминался. И это зрелище, причем зрелище многочасовое, которое втягивает в себя», – говорит писатель и историк, ведущий достоевист Игорь Волгин. 

«Я вижу человеческие судьбы, я вижу, что это за люди, я начинаю понимать, как они пришли к этому», – делится театровед, историк театра Алексей Бартошевич

«Великий познаватель человеческих душ» – так называет Достоевского Лев Додин. По режиссерскому указанию у актеров до сих пор нет тетрадей с ролями. К спектаклю готовятся по роману. И в подтверждение известному высказыванию, что настоящую классику можно перечитывать снова и снова, находят между строк еще не прочитанное. То, что не успели, но обязательно скажут со сцены в следующий раз.