07.02.2013 | 11:39

Латвийская Национальная опера начинает свои гастроли в Москве

Главный театр страны принимает именитых гостей. После миланского Ла Скала на исторической сцене Большого театра выступит не менее звёздный коллектив Латвийской Национальной оперы. Четыре вечера подряд в Большом театре будут звучать оперы - «Евгений Онегин» Чайковского и «Лючия ди Ламмермур» Доницетти. Классику насытят техническими и сценическими новшествами. За последними приготовлениями к премьере «Евгения Онегина» в интерпретации прославленного рижского театра следили корреспонденты «Новостей культуры».

Первые гастроли Латвийской Национальной оперы в Большом были в 2003-м. Теперь крепкие связи. Артисты молодежной программы даже пели «Евгения Онегина» в Риге. Теперь «Онегин» на исторической сцене Большого. Режиссер и худрук Андрейс Жагарс, не изменив ни одной ноты в партитуре, ни одного слова в тексте заставил нервничать многих. Только огромная кровать-трансформер чего стоит, и это в русской опере.

«Мне не нравится оформительская сценография, она должна символизировать, – утверждает Аедрейс Жагарс. – В кровати люди любят друг друга, человек рождается, умирает, в кровати мы сходим с ума. Кровать трансформируется в один большой стол, в конце раскалывается на девять кроватей – кусков льда в Неве».

Жагарс одел героев в офисные костюмы. Поставил на каблуки. Разыграл историю сегодняшнего дня. Мать Татьяны и Ольги – стареющая звезда оперетты, сама Татьяна молодая писательница. Вместо пера и чернил – ноутбук, знаменитое письмо Онегину отстучит на клавишах.

Сейчас про Кристине Опалайс говорят – дива. Зовут во все театры мира. Метрополитен Опера заключил контракт со звездой до 2019 года. Но она рвалась сюда – в Большой. Где десять лет назад уже пела в хоре.

«Латвийская национальная опера приезжала с “Аидой”, я помню, как стояла здесь, – рассказывает Кристине Ополайс. – Я думала, что вернусь через десять лет как солистка».

Она мечтала стать актрисой, запела по оперным меркам поздно – в двадцать три. Но сразу стало ясно – этот голос редкий по своей красоте покорит мир. После того, как Кристине спела «Русалку» Даргомыжского в бассейне с водой, ей никакой экстрим не страшен.

«Я вспоминаю себя очень молоденькой, сейчас иначе чувствую этот образ, для меня задача, в 25 лет, спеть этот роль, – признается Кристине Ополайс. – Сейчас я чувствую этот образ не только вокально, я чувствую всем свои нутром и музыкой, все по другому говорит. Есть опыт жизни, и я более чувственна в этой роли».

Янис Апейнис – Онегин с солидным стажем. Шестая постановка. Устал считать страны, театры, режиссеров. После скандальной Петербуржской версии латвийскую считает чуть ли не классикой жанра».

«Наша постановка – просто классика, – говорит Янис Апейнис. – Это другая динамика, когда я вернулся в эту постановку – все просто спокойно, хотя это современная постановка».

Артисты признаются – им не важно в какой существовать среде – эта история может произойти когда и где угодно. Современные Онегины и Татьяны – среди нас. Павел Чернох – чех, но пылкого Ленского пропустил через сердце. 

«Чувство одно – мне помогает режиссер, чтобы мы показывали свои чувства, открывали наши души», – рассказывает Павел Чернох.

Режиссер Андрейс Жагарс, каждый раз ищет не традиционное решение для традиционной классики. И не он один. В Большом есть свой альтернативный «Онегин» Дмитрия Черникова, вызвавший неоднозначную реакцию. У зрителя есть шанс сравнить два провокационных «Онегина». А если сравнивать не хочется просто насладиться голосами, которые уже давно оценили на Западе.

Новости культуры