23.11.2011 | 10:32

"Братья Карамазовы" из Польши приехали в Москву

Шестой сезон Мейерхольдовских встреч посвящен польскому экспериментальному театру. Среди «открытий» программы – Provisorium. Один из ведущих независимых театров Польши сравнивают с московской «Таганкой» – он родился в 70-е, пережил гонения и запреты спектаклей, и до сих пор не утратил мгновенной «болевой реакции» на все, происходящее в своей стране. Тем неожиданнее постановка, которую привезли в Москву - «Братья Карамазовы». Рассказывают «Новости культуры».

Профессор Цезарий Водзиньский – известный польский исследователь творчества Достоевского специально для театра Provisorium сделал новый перевод «Карамазовых». В нем наиболее точно переданы на польском философские идеи писателя-мыслителя.

«За всю жизнь, весь мой опыт в театре – только подготовка к тому, чтобы отважиться поставить Достоевского, – говорит режиссер Януш Опрыньский. – Для моего поколения «Братья Карамазовы» всегда были очень важным романом. Свет в конце туннеля появился, когда я познакомился с профессором Цезарием Водзиньским. Я почувствовал, что как раз он и приведет меня к постановке.

Януш Опрыньский работал с оригинальной русской версией и вариантом Водзиньского. Следом – четыре месяца ежедневных бесед режиссера с труппой и два – активных репетиций. Актеры, для них это первая серьезная работа по русской классике, отнеслись к ней с трепетом.

«Для меня эта роль, прежде всего, настоящее испытание! – говорит актер Марек Жеранский. – Самым сложным было передать чистоту и наивность Алеши. В жизни я старше его, и у меня есть опыт, которого у него не было: жена, двое детей, ну, и так далее. А вот его духовный опыт значительно больше моего. Приходилось подтягиваться».

Сценография спектакля такова, что герои романа присутствуют на сцене все разом. Ни на минуту не прерывается их внутренний разговор друг с другом, с собой, с Богом. Януш Опрыньский сталкивает философские метафизические размышления Достоевского и суровую действительность XXI века. «Проклятые вопросы» здесь по-прежнему без ответа, да и задают их себе люди, кажется, все реже. На сцене он – Иван Карамазов, Достоевского прочел уже в зрелом возрасте. Когда он был подростком, мама прятала от сына этого классика. 

«Можно жить так, чтобы на всех смотреть с таким широким глазом – открытым глазом и открытым сердцем – я не знаю, можно так жить или нет, – говорит актер Лукаш Левандовский. – Считаю, что очень трудно так жить».

Новый польский перевод «Карамазовых» Водзиньским – настоящий дружеский жест. Издавать его пока никто не собирается. Спектакль же за полгода существования побывал на всех местных театральных фестивалях. Уже есть приглашение на Эдинбургский – будущим летом «Карамазовых» по-польски увидят в Шотландии.