01.02.2013 | 10:58

В Доме кино состоялся вечер, посвященный 90-летию со дня рождения Леонида Гайдая

Скажете: «Леонид Гайдай» – в ответ уже улыбаются. И тут же вспомнят: «Кто возьмет билетов пачку – тот получит водокачку», «Очнулся – гипс!», «Чей туфля? Моё!»... Вспомнят смышленого Шурика, Ивана Васильевича с флюсом, Труса, который укладывает на обе лопатки фаянсовых кошек. На самом деле жизнь Гайдая была меньше всего похожа на комедию. Почти сразу после школы попал на фронт, служил в разведке, подорвался на мине, был комиссован со второй группой инвалидности. После войны пришел в иркутский театр. Но карьера драматического артиста, о которой долго мечтал, оказалась недолгой – Леонид Гайдай открыл в себе режиссера. Именно тогда его имя стало синонимом смеха. Однако картины Гайдая не всегда принимались на ура советскими цензорами. Иногда это настолько расстраивало режиссёра, что он даже грозился уйти в мелодраму. Но тут же отбрасывал эту идею. И продолжал снимать фильмы, которые вошли в золотую коллекцию кинематографа. В столичном Доме кино 90-летие со дня рождения режиссера отметили творческим вечером под названием «Гайдай всегда Гайдай!». Рассказывают «Новости культуры».

На сцене не просто коллеги по цеху – друзья. Наталье Варлей было 18, когда ее, студентку-комсомолку и просто красавицу, Леонид Гайдай пригласил в «Кавказскую пленницу».

«Я бесконечно благодарна Леониду Иовичу за то, что он увидел меня в роли своей героини, за то, что я снялась в его картине, – признается Наталья Варлей. – Ярче образа Нины из “Кавказской пленницы”, наверно, сыграть что-то сложно».

Аркадий Инин работал с Леонидом Гайдаем над его последними двумя картинами «Частный детектив или операция кооперация» и «На Дерибасовской хорошая погода». Третья так и осталась на уровне задумки.

«Гайдай всегда говорил и это правда: если происходит веселенькое на съемках, если все хохочут, радуются, если артисты умирают со смеху, Гайдай говорил, это можно в корзину – тут на экране смеяться не будут, – рассказывает Аркадий Инин. – Если, наоборот, на съемке трудно, сделали 28 дублей, всем недовольны – вот тогда есть надежда, что зритель в зале на этом эпизоде будет смеяться».

Что действительно будет смешно – Гайдай знал заранее. Его жена – актриса Нина Гребешкова вспоминает, что режиссер всегда подмечал курьезные ситуации в жизни, и переносил их на экран.

«Он смотрел “Кавказcкую пленницу” перед самой кончиной, – вспоминает Нина Гребешкова. – Пришел удивленный и говорит, ты знаешь, смеются до сих пор и в тех же местах».

Нина Гребешкова была не только музой Леонида Гайдая. Она невольно сыграла роль в творческой судьбе другого режиссера. Карен Шахназаров, у которого Гайдай принимал дипломную работу, вспоминает: на экзамене мастер был молчалив и хмур. Но фильм, в котором снялась Гребешкова, оценил.

«За что я ему очень благодарен, потому что это было очень важно, – признается Карен Шахназаров. – И это, наверное, тоже сыграло принципиальную роль в моей жизни».

Мастер уникального и незаслуженно забытого жанра эксцентрической комедии, Гайдай смог не просто достойно продолжить искусство гэга, с которого начинался мировой кинематограф. Он довел его до совершенства.

Новости культуры