25.11.2011 | 11:20

В Москве отпраздновали 20-летие музея-квартиры Мейерхольда

Брюсов переулок, 12, квартира 11 – отсюда в 1939-м году Всеволод Мейерхольд уехал в Ленинград, и там был арестован. А через три недели после его ареста убили его жену Зинаиду Райх. В квартире поселились новые хозяева. Ее безжалостно перепланировали, мемориальных вещей не осталось. Поэтому открытие здесь в 1991-м музея-квартиры Мейерхольда и сегодня воспринимается как чудо. Благодаря усилиям внучки великого режиссера Марии Алексеевны Валентей в это разоренное помещение удалось вдохнуть жизнь. Накануне здесь прошел вечер, посвященный 20-летию музея-квартиры Всеволода Мейерхольда. Рассказывают «Новости культуры»

Это последний московский адрес Всеволода Мейерхольда, единственный сохранившийся в столице. Здесь отмечают круглую дату: 20 лет, как эта квартира снова открыта для тех, кому дорого имя Мейерхольда.

Домофон не замолкает весь вечер – в маленькую квартирку набилось людей, не меньше, чем при хозяине. 20 лет назад героическими стараниями вот этой хрупкой женщины – Марии Алексеевны Валентей, внучки великого режиссера, сюда вошли те, кто верил и боролся вместе с ней.

Зиновий Гердт говорил о том, что «предощущения не было. Была надежда, что все образуется».

Сегодня здесь музей-квартира. И хотя подлинных вещей почти нет, дух и настроение сохраняются. Проходят лекции, тематические выставки, конференции. Частенько они заканчиваются чаепитием, как во времена Мейерхольда.

«Это было именно чувство дома, – говорит актер и режиссер Алексей Левинский. – Возвращенного дома. Вот это, наверное, самое главное».

«Не за личными вещами нужно идти в наш музей, – считает Наталья Макерова, заведующая музеем-квартирой. – Он не совсем мемориальный, а он творческий. И таковым его задумывали его создатели».

Этим вечером на импровизированной сцене актеры показывают свои работы – в духе великого мастера. Пантомима «Слезы Пьеро», «Толстяк и рабочий» – персонажи Малевича из оперы «Победа над солнцем». Артисты студии «Около» оживили знаменитую биомеханику Мейерхольда, которая сегодня известна во всем мире.

«У нас в Дании студенты театральных школ очень хорошо знают, кто такой Мейерхольд и изучают его работы, – говорит театровед Яни Рисум. – А сама я впервые попала сюда в 94-м – в полуразрушенные стены. А сейчас посмотрите – прошли годы, и вот что стало».

Эта квартира помнит дни радостные, полные надежд и творческих планов. Здесь звучали голоса друзей и учеников. Помнит она и страшное убийство Зинаиды Райх – жены режиссера, помнит наглухо замолчавший после закрытия театра в 39-м телефон. И более полувека разлучения даже с памятью хозяина. Историю, случившуюся с композитором Алексеем Гладковым в этой квартире, он рассказывал режиссеру Николаю Шейко. Объединенное когда-то из двух квартир, жилище Мейерхольда всегда сохраняло два входа.

«Я позвонил – зашуршало там что-то, – рассказывает Николай Шейко. – Я повернулся – дверь закрылась. Но я почувствовал, что это, наверное, мастер. Открывается вдруг дверь – ах, да, здрасьте, заходите. Он заходит. – Раздевайтесь. А Мейерхольд проходит по коридору и говорит: Зина, опять этот самый Гладков пришел. Что повадился ходить сюда. Я говорит – с пальто – не успел повесить – может , лучше одеться и тихонько уйти. 26:40 – Опять уже открывается эта дверь и он говорит: заходите, что же вы? Ах, да, пальто – вешает пальто. Зина, вот Алеша Гладков. Я тебе о нем говорил. С такими какими-то выкрутасами, такой игрой в жизнь».

Прикоснуться к наследию Мейерхольда на его территории, прочувствовать мощную амплитуду событий радостных и страшных, случившихся в этой квартире, сегодня может каждый. В обычные дни домофон звонит лишь немного реже.