31.01.2013 | 10:25

В Москве открылся выставочный проект, посвящённый ленинградскому рок-клубу

Легенды ленинградского рок-клуба в объективе очевидцев. В столичном Центре фотографии имени братьев Люмьер началось «Время колокольчиков». Эти слова из песни Александра Башлачева стали названием выставки. На ней представлены раритеты – обложки пластинок и магнитоальбомов, редкие афиши и плакаты, а также видео и фотоработы лучших фотографов культурного андеграунда Петербурга и Москвы, вхожих в рок- и арт-среду конца семидесятых – начала девяностых. «Время колокольчиков» начинает отсчет с проекта, посвященного творчеству Бориса Гребенщикова – одного из основателей российского рока и лидера группы «Аквариум». Рассказывают «Новости культуры».

Из полутора сотен фотографий Борис Гребенщиков многие видит впервые. Разглядывает, с мудрой улыбкой вспоминая, как рождался ленинградский рок-н-ролл, а с ним и единственное место в стране, где его играли легально – Рок-клуб на Рубинштейна, 13.

«Шестнадцать раз пытались устроить рок-клуб стихийным течением, даже я один раз принимал в этом участие, и комсомол, холодно смеясь, отказывал, – вспоминает Борис Гребенщиков. – Потом комитетчики решили, что проще иметь всех под одной крышкой и спустили в Дом художественной самодеятельности на Рубинштейна распорядку о том, что можно!»

И началось: фестивали клуба, переполненный зал, новые имена. Хотя попасть в узаконенное царство рока было не просто, приходилось выступать перед специальной комиссией, доказывать профпригодность.

«Любопытно, что в 81-м году, когда это как-то все легитимизировали, – говорит фотограф Дмитрий Конрадт. – Было ощущение, что как раз рок-движение кончилось, потому что было много и сильно до 81 года, но как выяснилось – нет».

С черными гитарами, искрами электричества в груди, околдованные рок-н-роллом. Они жили в особом мире, где кутили на флэтах, работали сутки через трое, устраивали квартирники, концерты в кочегарках.

«Мы в первую очередь обращались не к репортажникам, а к людям из тусовки, которые крутились в этом и снимали, – рассказывает куратор выставки Каерина Зуева. – В том числе, мы привлекали и фотографов, которые делали известные портреты. По сути, выставка – это баланс редких вещей и таких “икон”».

Запечатленное «поколение дворников и сторожей», как пел сам БГ. Именно с Гребенщикова и его соратников, уверены критики, начался живой, непричесанный и самобытный российский рок. Кстати, по легенде, его одобрил сам Энди Уорхол. Американская певица Джоанна Стингрей отвезла ему записи «Аквариума» и «Кино». «Это русские? – удивился художник. – Ну, дай Бог».

«Это были люди, которые в условиях пошлости стремились не просто стать сами собой, а еще что-то узнать о настоящем, – говорит Борис Гребенщиков. – Только это отличало их от всех остальных».

Чтобы сегодняшних зрителей погрузить в атмосферу андеграунда 80-х, в Центре фотографии устроили настоящий квартирник. Может слишком уютный и домашний, но с песнями Гребенщикова это и не важно.

В конце 80-х уже во всю идет перестройка, падает железный занавес, а рок-группы вместо квартирников и маленького зала Ленклуба начинает собирать стадионы. Время колокольчиков заканчивается. Теперь они будут звенеть громче всяких колоколов.

Новости культуры