15.12.2012 | 15:07

Дуэт, покоривший жюри (газета "Большой театр")

С 21 октября по 2 декабря на телеканале "Культура" выходил уникальный проект "Большой балет". Его целью было представить широкой публике новое поколение танцовщиков, поэтому в "Большом балете" участвовали уже опытные артисты и начинающие, представители именитых театров и солисты из российских регионов. В мире у этого проекта нет аналогов.

Открытием "Большого балета" можно назвать Анну Тихомирову и Артема Овчаренко. Они были признаны лучшей парой проекта.

С премьеры нас съемки

- Как вы оказались участниками проекта "Большой балет", вас направил Большой театр?

Анна: Примерно полгода назад приходили люди с телекамерами и снимали репетиции, классы. Как я понимаю, это и был кастинг. Им нужны были пары, и для меня было большим сюрпризом, что нам с Артемом предложили участвовать в проекте, потому что у нас вообще не было общего репертуара.

- Вы без сомнений отнеслись к этому предложению?

Артем: Меня, честно говоря, в первый момент оно не обрадовало, потому что у нас в это время шла премьера за премьерой: wwb@llet.ru, "Дочь фараона"... Мы понимали, что не можем себе позволить выходить "сырыми", но съемки начинались на следующий день после "Дочери фараона". Я уже не раз говорил, что пошел на это исключительно из-за Ани. Мы никогда не танцевали вместе, и для меня смысл проекта был ни в коем случае не в конкурсе, а в возможности создать нашу пару. Вторая причина: когда на телевидении возникает что-то кроме попсы, хочется показать, что искусство балета заслуживает внимания.

6 минут для триумфа

- Как вы составляли программу?

Анна: У каждого из нас в театре большой разнообразный репертуар. Но нам сказали, что рассматриваются только выступления в дуэте и номера хореографов XX или XXI веков длительностью не больше б минут. Поэтому па де де сразу исключались.
Артем: Мы только на съемках увидели, что многие танцуют соло, классические па де де. Понятно, что этот репертуар оттачивался несколько лет, у нас же на подготовку каждого номера было по два-три дня. Соревноваться в таких условиях неправильно.
Анна: Зато мы полностью использовали все возможности, которые давал телеканал и проект. Когда бы нам удалось поработать вместе с Раду Поклитару! Специально для репетиций с нами в Москву прилетел Дэвид Доусон. Коли мне представился шанс выбрать, что бы я хотела станцевать, появилось очень много идей. Мне хотелось показать то, что нет возможности исполнить в театре. Поэтому на "Большом балете" все номера, кроме "Весенних вод", были для меня премьерами. Я очень благодарна моему педагогу Надежде Александровне Грачевой, которая все это с нами подготовила и все время была рядом.

Дублей не было

- Что для вас было самым сложным в подготовке?

Анна: Все было организовано буквально за несколько месяцев. Программу я выбирала, когда мы были на гастролях в Америке. Сначала все держалось в голове, мы даже не могли репетировать. Я впервые танцевала "Дочь фараона", только успела смыть грим Рамзеи, как с утра на телевидении надо было репетировать "Ромео и Джульетту". Из-за недостатка репетиций было особенно сложно и страшно. К тому же на телевидении абсолютно другие условия: декорации, свет, жюри в метре от тебя...
Артем: Мы репетировали сразу несколько номеров: в девять утра на "Мосфильме" проходили один номер, в голове держали еще три-четыре, а вечером танцевали шестой номер.

- Приходилось ли что-то менять по ходу?

Артем: Приходилось подстраиваться. На "Мосфильме" сцена была хорошая, но она оборудована не так, как обычно в театре. Мне даже после "Ромео и Джульетты" Константин Райкин сделал замечание, что надо было посмотреть на Джульетту и сразу убежать. А я взглянул на Джульетту, а потом - на пол. В театре в кулисах пол ровный. А на "Мосфильме" есть ступеньки, разные покрытия - из линолеума, из пластика. Между кулисами - электрическое оборудование. Мы привыкли не видеть зала, привыкли к оркестровой яме. А здесь прямо перед тобой - жюри и камера.
Анна: Изначально нам говорили: это же телевидение, все можно переснять. И мы были настроены на то, что у нас будет не одна попытка. Но оказалось, что дублей нет, все шло как на концертах. При этом на концерте мы точно знаем, через сколько минут наш номер, а здесь своего выхода приходилось ждать очень долго, могли сидеть часами, потому что каждое выступление обсуждается жюри, многое зависит от камер, от света.
Артем: Но энергия на съемках была хорошая, люди всегда помогали, шли навстречу.

Анна Галайда
газета "Большой театр", №12 (2719), декабрь 2012