25.09.2012 | 10:51

Выставку избранных работ Эдуарда Кочергина представляет Музей имени Бахрушина

Мастер создавать особые реальности. Главный художник Большого Драматического Театра имени Товстоногова Эдуард Кочергин полвека оформляет пространство сцены. И делает это так умело, что лучшие режиссеры почитают за честь работать с ним. Выставка «Эдуард Кочергин. Избранное» в Бахрушинском музее демонстрирует эскизы и макеты к самым знаменитым спектаклям, которые уже стали классикой русского театра. Рассказывают «Новости культуры».

Его редко называют сценографом. Только художником, иногда – революционером. Эдуард Кочергин, тот, кто принес новые формы в декорации, тот, кто пропорциями создает настроение, в этот вечер – просто именинник. Принимает подарки и благодарности. За творчество, за новое осознание русского театра.

«Чтобы получился спектакль, прежде всего, чтобы режиссеру было интересно, чтоб у него получился спектакль, – говорит Эдуард Кочергин. – Чтобы артисты хорошо сыграли в этих декорациях. То есть в моем воздухе, оформленном мною».

В двух залах – практически вся новая история отечественной сценографии. Начиная с «Насмешливого моего счастья» – спектакля, который стал основой концепции художника, началом его «Большого стиля», и заканчивая последними работами.

«Он создает каждый раз не просто оформление спектакля, – считает народный художник России Станислав Бенедиктов. – Он создает модели мира очень емкие. В этом мире уже определяется вся форма поведения актеров, и развитие драматургии».

Из разных городов, целыми поездами приезжали театралы, чтобы увидеть работы Кочергина. Теперь они здесь. Поклонники ностальгируют, студенты делают пометки,- выставка для них – не пособие, а живая книга.

В макете к легендарному спектаклю «История лошади» можно увидеть и конюшню, и живодерню. Эскиз был придуман мгновенно, в кафе. И зарисован на салфетке.

Вспоминая это, Марк Розовский, называет Кочергина не просто мастером – Моцартом своего дела.

«Поверьте мне, что на этой несчастной салфеточке было уже то самое великое решение, – говорит народный артист России Марк Розовский. – И появился холст, появились опухоли в декорации. Какие бывают на больной ноге лошади».

Масштабные идеи в камерное пространство, невыполнимые задачи – как руководство к действию. «Мольер» Юрского, «Гамлет» Гинкаса, «Братья и сестры» Додина. Более двухсот спектаклей в России и за рубежом. Бумага, шелк, холст, гипс, свет, – простые материалы в его руках становятся инструментами.

«В нем острота, авангардность есть, но в то же время есть его индивидуальность, – отмечает куратор выставки Надежда Хмелева. – Его удивительное лирическое чувство тонкости, настроения».  

О нем говорят, как о волшебнике пространства. О его сценографии – как о колоссе русского театра. Кочергин соединил два века, два отрезка времени – прошлое и настоящее. Возможно, к этому прибавит еще один отрезок, самый интересный.