28.01.2013 | 10:24

Вечер-посвящение Тонино Гуэрре прошел в Москве

Тонино Гуэрру называли человеком Возрождения – поэт, сценарист, художник, скульптор, философ. Долгие годы он был центром вселенной под названием «искусство», обладал даром притягивать и объединять талантливых людей и в Италии, и в России. Вечер-посвящение Тонино Гуэрре под названием «Я буду полезен потом» прошел в Москве в Центральном доме литераторов, где и сам мастер не раз выступал. Рассказывают «Новости культуры».

Не вечер памяти, а праздник улыбок и встреч – ведь они ассоциируются с великим Тонино Гуэррой, «Тониночкой» – как нежно говорит о нем жена Лора. Именно благодаря ей маэстро обрел столько друзей в России.

«Он же был в гуще того изумительного кинематографа, который представляли Антониони, Феллини, – говорит народный художник России, сценограф Борис Мессерер. – Он был инициатором встречи с Феллини у меня в мастерской 15 декабря 76 года, когда Антониони пришел в гости. Он был ключ к этим людям и к этому искусству кино».

«Он как сценарист, я даже не знаю, с кем из больших режиссеров не работал, – отмечает художник-мультипликатор, народный артист России Юрий Норштейн. – По-моему, со всеми. Со всеми крупными именами. И это удивительно было. Удивительно его вхождение в русскую культуру. Он мгновенно стал известен, нужен всем, и все стали его друзьями».

Белла Ахмадулина – друг и первый переводчик поэзии Гуэрры – говорила: «Я всех нас поздравляю с любовью, которую Тонино возымел к нам».

«Москва – это внутри меня, Россия – это внутри меня, Белла – это внутри меня», – отмечал Тонино Гуэрра.

Многочисленные друзья из России вспоминают, как он всегда звал их на праздник в свой итальянский городок Пеннабилли. Говорят, нельзя забыть придуманные там Гуэррой сад подарков и фруктов, солнечные часы на торцах домов, веселые тотемы с афоризмами у дороги.

«Рисунки фонтанов, какие-то странные Пьеро, Коломбины, цветы. То есть всё, что он творил, как смысл своей жизни и то, во что это облекалось. Всё идет под знаком одного слова с большой буквы – Красота», – говорит искусствовед, историк культуры Паола Волкова.

Эту красоту он воплощал во всём, чем занимался - в архитектуре, живописи, кино, поэзии. Мечтал, чтобы это увидели и почувствовали потомки.

«Тонино говорил: “Если меня найдет через сто лет, хоть один читатель – где угодно, в Интернете, я уже буду счастлив. Значит, жизнь состоялась”», – вспоминает Лола Гуэрра.

По его эскизам строят, стихи переводят, а идеи воплощают даже в танце. Но сам Тонино говорил: «Я буду больше полезен потом, когда человечество вновь откроет для себя сказки, а дети вновь обретут фантазию, отнятую интернетом».

Новости культуры