25.01.2013 | 10:36

Сегодня исполняется 75 лет со дня его рождения Владимира Высоцкого

Сегодня исполняется 75 лет со дня рождения Владимира Высоцкого. Человека, без которого невозможно представить и понять целую эпоху в истории нашей страны. В основе невероятной популярности актёра и певца лежали не только признание его исполнительского дара. Главным было искреннее и глубокое уважение, которое он внушал каждому, кто видел его на сцене или экране, слушал его песни. Точность, экспрессивность, предельная честность – каждая роль, как вызов, каждая песня, как исповедь. Сегодня, в день юбилея, Высоцкому посвящены выставки, будет вручена премия его имени, вспомнят актера и в родном для него театре на Таганке. Рассказывают «Новости культуры».

Здесь все, как и было: тот же, его гримерный столик, та же старая лампа, только снимок – где он и не похож на себя. Перетянутая черным афиша – после его смерти Таганка отменила Гамлета – незаменимые есть.

В черном свитере, в джинсах, бросающийся от кулисы к кулисе – его главная, вымученная роль – в его последние годы ставшая лучшей в его жизни. Про то, как Высоцкий стал Гамлетом – говорили многое, разное.

«Сейчас он ушел в миф, в памятник, которого все любят и который принадлежит всем», – говорит народная артистка РСФСР Алла Демидова.

Его, такого, многие сегодня и не узнают – не потому что с гармонью и не потому что блондин – в «Стряпухе» его еще дублируют. В «Саше-Сашеньке» Высоцкий уже с гитарой, но снова – дубляж.

В «Вертикали» наконец-то слились образ и голос – тот самый «с трещиной», хриплый, уже знакомый по записям. Десятки и сотни раз переписанные, и он сам, словно прописанный во многих квартирах. Чтобы услышать его – на магнитофоны уходили зарплаты. Те, кто слышал вживую – о той паре часов говорят до сих пор.

«Зал был, конечно, битком забит, – вспоминает академик РАН Владимир Тартаковский. – Вот, как утверждают сотрудники нашего института, и они здесь присутствуют, это было ожидание некого чуда, это был 77-й год, и Высоцкий был уже прекрасно известен».

Это был концерт в институте органической химии, вот Высоцкий в профкоме пьет чай. Сам про эти встречи говорил не концерты – выступления, ни разу свои песни не исполнил на бис. Он вообще всегда пел по-разному – его парижскому аранжировщику, болгарскому эмигранту Константину Казански, было непросто, но в 70-х в Париже они сделали три пластинки. В Москве Казански проездом, вспоминает, как Высоцкий дарил ему песню.

«После обеда он приходит и говорит: “Вот, слушай, у меня есть такая песня, я начал для Марины ее писать, мы не записали. Я хочу тебе дать песню, давай переделаем в слова для мужчин, и делай музыку как хочешь”», – вспоминает Константин Казански.

В Париже Высоцкого первыми хоть и спели болгары, но многого, такого русского, Казански признает – поняли не сразу – что вообще это значит – «и ни церковь, и ни кабак», каково это жить по над пропастью и выйти в этой жизни за флажки.

Про то, что рвется из всех сухожилий – он как-то сказал про роль в «Пугачеве». На сцене казалось, вот-вот лопнут цепи – на них он бросался, стирая кожу в кровь, в зале у зрителей лопались нервы. Спектакли-легенды, та самая, его тоже, золотая Таганка. Как все это было непросто – Юрий Любимов сейчас на больничном, но по телефону сказал – почему, несмотря ни на что, он обратно в театр его принимал.

«Понимаете, в чем дело – он погибал, и поэтому я призывал и к родителям, потому что я же не могу насильно его лечить, ну у нас это нельзя принудительно, только родственники могут», – говорит Юрий Любимов. – Я все-таки сумел его как-то уговорить, врачей и раза два. Я не жалею об этом, я считаю, что, может быть, он еще лишних полтора-два годика прожил, потому что все-таки его привели в порядок, и он окреп».

Чем он стал для целой страны – этот рвущий глотку голос, тянувший согласные, рычащий букву «р». Невысокого роста, человек с гитарой, которого слушали, кажется все. Его блатные, дворовые, военные песни, в них вся та страна, какой она и была, а он сам казалось и правда, знает все и о войне и о загранице.

«Но это же, знаете, стыдно сказать – как бы разменная монета: едешь за границу, прихватываешь себе этих кассет, – вспоминает режиссер Александр Митта. – В посольстве дашь одному, в «Аэрофлоте» дашь другому, еще где-то что-то. И все с радостью все берут, и в голову мне не приходило что я растрачиваю золотой запас: пел-то бесконечно. Какие-то кассеты гуляют, есть даже кассета Лили Митты которую он специально ей подарил».

«В анкете, которая используется у нас в спектакле "Владимир Высоцкий", там есть вопрос: “Чего бы вы хотели больше всего?” Высоцкий отвечает: “Чтобы помнили, чтобы везде пускали”, – говорит народный артист России Феликс Антипов. – Ну, пускают сейчас уже всех и всюду, ну, слава Богу, что помнят – вообще, это феноменальный случай».

Про него самого, кажется, не останется ничего неизвестного – но снова и снова он возвращается – весь в друзьях и в делах, в песнях, которые поют не только через полгода.

«Монолог» – фильм о Владимире Высоцком – смотрите сегодня в 22.30 в эфире нашего канала.

Новости культуры