23.01.2013 | 11:17

Танцовщики "Кремлёвского балета" представили свою версию сказки "Красавица и Чудовище"

Из «Ковент-Гарден» – в Кремлёвский дворец. В знаменитом лондонском театре постановка «Красавица и чудовище» шла долгие годы с неизменным успехом. Теперь спектакль, музыку для которого написал композитор Вангелис, а поставил хореограф Уэйн Иглинг, увидели и российские зрители в исполнении театра «Кремлёвский балет». Сказочная история получилась современной, стильной и самобытной. Рассказывают «Новости культуры».

Уэйн Иглинг смеётся: не исключено, что Уолт Дисней именно его скопировал в известном всем мультфильме. Первый раз хореограф поставил «Красавицу и чудовище» в 1986 году в Ковент-Гарден. За основу взял сюжет старинной сказки Перро, а вдохновился известным эстетским фильмом Жана Кокто. Хотел воссоздать именно его атмосферу. Для «Кремлевского балета» одноактную версию Иглингу пришлось расширить.

«Меня попросили сделать его более семейным, и я вставил веселое «путешествие по лесу», – рассказывает Уэйн Иглинг. – Добавил новую хореографию с лесными персонажами. Но основная часть по-прежнему достаточно темная, что ли. Та, которая рассказывает о красоте – внутренней и внешней».

Чайники и подсвечники здесь не танцуют. Зато исполняют па летучие мыши, волки, олени и голуби. Но, чтобы окончательно очаровать русского зрителя, Иглинг пустил в пляс мишуток.

«Спектакль получился очень разносторонний, – отмечает прима-балерина театра «Кремлевский балет» Александра Тимофеева. – Он, я считаю, интересен, как для детей, так и для взрослых. Там есть и зверушки, так и какая-то зрелые переживания».

Древняя история заколдованного юноши у Иглинга напоминает скорее не диснеевский мультфильм, а наш «Аленький цветочек». Волшебная сказка то и дело трансформируется в мистическую легенду. Чудовище будто из готического фильма ужасов, Красавица – романтическая Сильфида. Музыку, которая охватывает такой широкий стилевой диапазон, для Иглинга писал выдающийся современный греческий композитор Вангелис.

Хореография – непривычная для наших артистов. Хотя в основе – балет классический, далась не сразу. Главная особенность Иглинга – ставить движение на каждую ноту. Пластика получается непрерывной. Михаил Евгенов удивился, когда узнал, что элегантного выхода статного принца не будет. А превращаться в чудовище было нелегко.

«Не сразу представлял, какое должно быть из себя чудовище, какие жесты, – признается Михаил Евгенов. – Что-то звериное. Приходилось подсматривать у животных, как же они двигаются, какие манеры».

Сквозь забавное зрелище танцующих обитателей леса у Иглинга явно просматривается красивая и бессмертная история любви. История освобождения от уродства – телесного и духовного.

Читайте также: 

Балет "Красавица и чудовище": из Лондона в Москву>>>

Новости культуры