23.01.2013 | 09:33

Репортажные фотографии, запечатлевшие Владимира Высоцкого, представлены на выставке в столице

Владимир Семенович Высоцкий не был номенклатурным поэтом, не был утверждённой знаменитостью, не был протокольным деятелем культуры, потому и фотографировали его крепко любящие друзья, среди которых профессионалов единицы, или просто обладатели простеньких Смен, Зорких и Зенитов, кому посчастливилось оказаться рядом с Высоцким. А некоторые его концерты проходили к тому же почти в катакомбных условиях. Близится 75-летие со дня его рождения. К этой дате в столичном Фотоцентре открылась выставка. На ней сотня репортажных снимков. Роли в театре на Таганке, песни на эстраде, Высоцкий в окружении коллег, друзей. Рассказывают «Новости культуры».

Объективы репортерских фотокамер не раз ловили эти моменты – Высоцкий на сцене с гитарой в руках – кумир миллионов. Подобные снимки в свое время печатались в советских журналах и газетах. Но рядом с ними – Высоцкий широкой публике неизвестный – с балалайкой или совсем еще юный – с кларнетом. Это только название экспозиции-посвящения звучит пафосно и патетично – «Житие…» – на деле все гораздо скромнее.

«Высоцкий был человеком, нормальным парнем, он не любил патетики, ложного пафоса и дури всякой, поэтому мы не устраиваем тут каких-то торжеств, заявлений клятвенных, – говорит генеральный директор Объединения «Фотоцентр», член Союза журналистов Москвы Валерий Никифоров. – Это просто такая домашняя мужская вечеринка в честь Высоцкого».

И разве может такая «домашняя вечеринка» пройти без песен Высоцкого? С импровизированной сцены звучат «Дорожная история» и «Песня иноходца». Исполнитель Алексей Кудрявцев делится своими воспоминаниями – о том, как ребенком открывал для себя Владимира Высоцкого.

«У нас был маленький такой гибкий диск, такая пластинка маленькая, изгибающаяся, на которой были записаны три песни, – вспоминает Алексй Кудрявцев. – И до 81-го года Высоцкий был для меня дяденькой, который поет “Москву-Одессу”. А в 81-м папа принес домой диск-гигант, и меня прибило».

Высоцкий публичный: в своих звездных ролях – Гамлет, Лопахин, Галилей… и такой, каким его видели единицы – в лесу, на берегу озера, в компании друзей или в одиночестве, задумчивый или с распахнутыми объятиями. А это – серия «Прощание», фотографии, сделанные уже после ухода кумира. О том, как провожала Владимира Высоцкого Москва, фотографы помнят и сегодня.

«Жара была лютая, это был конец июля, шла Олимпиада где-то там, но, кажется, вся Москва стянулась, – рассказывает фотограф Лев Шерстенников. – Милиция, там и конная была. Люди уже с утра, очередь была от Таганки, и куда-то за высотку уходил хвост».

И это несмотря на жесткое указание сверху: во время Олимпиады сообщений о смерти актера в прессе быть не должно. Весть и без СМИ распространилась молниеносно. В день прощания забитыми были не только улицы рядом с его родным Театром на Таганке, но и крыши соседних домов. Эту же выставку столица видела ровно 25 лет назад. Её готовили к 50-летию со дня рождения Владимира Высоцкого. Решение не дополнять экспозицию новыми снимками, было принято сознательно. Да и что принципиально нового можно внести в историю, давно ставшую легендой.

Новости культуры