22.01.2013 | 10:09

Особый взгляд фотографа Милтона Грина на Мэрилин Монро представлен в Мультимедиа Арт Музее

Неизвестная Мэрилин. Изображения главной блондинки эпохи растиражированы и узнаваемы. Но лишь одному фотохудожнику, близкому другу звезды – Милтону Грину – удалось запечатлеть Монро, избежав клише гламурной кинодивы. Его работы были представлены на последнем, 65-м кинофестивале в Каннах, символом которого и стала Мэрилин Монро. Теперь выставка переехала в московский Мультимедиа Арт Музей. Многогранную и скрытую от широкой публики натуру загадочной Мэрилин изучали корреспонденты «Новостей культуры».

«Ты сделал меня привлекательной», – призналась однажды Мэрилин Монро своему другу Милтону Грину. Ей нравилось то, какой он её видел. Грин был один из немногих фотографов, который снимал актрису вопреки сложившимся представлениям.

Их история началась в 53-м. Когда после первой, официальной, части фотосессии для журнала Look, фотограф накинул на звезду пальто своей жены. И понял – он хочет и будет снимать Монро не в изысканных платьях и брильянтах.

«Снимал её и делал своими руками её миф, – говорит директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова. – А потом, когда уходили стилисты, которые требовали, чтобы во всех глянцевых журналах, на всех плакатах Мерилин Монро улыбалась одним образом, она могла позволить себе быть человеком. Это редкий творческий союз».

За иконой стиля и привычным образом сексуальной блондинки Грин разглядел естественную женскую красоту. Он одевал ее в теннисные кофты, клетчатые рубашки, бриджи и шлёпки. Самый высокооплачиваемый на тот момент фотограф Америки снимал Монро спящую, босую, домашнюю – для себя, для неё, для истории.

«Это 25 работ, но это броши, – отмечает Ольга Свиблолва. – Они действительно никогда не показывались, потому что когда строится миф, всё, что выходит за пределы вот этих жестких границ этого мифа, отметается».

Милтон Грин помогал актрисе этот миф развенчать. Она считала себя заложницей образа, который навязывали ей режиссеры и публика. Грин же хотел подтвердить широту её амплуа. Чтобы доказать, что она способна сыграть драматическую роль, наряжал её то французской крестьянкой, то цыганской гадалкой. Работая с Грином, Монро могла на время забыть, что её жизнь давно стала театром, что для многих она – только секс-символ эпохи.

Новости культуры