01.12.2011 | 19:38

Борис Мессерер выставляет портреты Бэллы Ахмадулиной

Прошел год с тех пор, как не стало Беллы Ахмадулиной. Русской поэзии так не хватает ее удивительного голоса, неповторимой интонации. В эти дни в память об Ахмадулиной в концертных залах и на театральных подмостках звучат ее прекрасные стихи. Читали их сегодня и на выставке работ Бориса Мессерера, посвященной памяти его жены и музы. Представлено около 70 полотен, и большая часть из них – портреты Беллы Ахатовны. Рассказывают «Новости культуры».

Красивая, одинокая, отстраненная – для Бориса Мессерера она была единственной музой. Он готов был писать портрет за портретом. Но Белла Ахмадулина никогда не любила позировать.

«Это было не в ее природе, она тут же меняла выражение лица, поворачивала голову совершенно в другую сторону», – вспоминает Мессерер.

С присущей ему театральностью художник подбирал жене наряды, особенно тщательно – шляпки. Ахмадулина покорно терпела и молчала, а после посвящала мужу стихотворения.

«"Художник мой портрет рисует и смотрит остро, как чужак" – очень точная формулировка», – продолжает Борис Асафович.

На выставке портреты выставлены рядом с пейзажами. Любимый город Мессерера – Таруса. Там они с Беллой провели много счастливых мгновений. Выполненные в легком, свободном стиле, картины в технике акварели уже давно привлекают коллекционеров, но Мессерер не хочет с ними расставаться.

«Я на них не смотрю, они собраны в коробке, но продавать не хочется», – признается мастер.

«Некая доверительность художника трогает. Авангардный подход к модели, к изображению природы, поражает некая точность, реализм в самом глубоком понимании этого слова», – подчеркивает искусствовед Валерий Набоков-Алексеев.

Что бы ни искали в его картинах искусствоведы и зрители, Мессерер знает: главное в них не стиль и не техника, но запечатленная на полотнах любовь. А это сильнее искусства.