01.12.2011 | 19:49

Пермский театр оперы и балета смотрит "В сторону Дягилева"

Сегодня в Пермском театре оперы и балета – премьера. Вечер под названием «В сторону Дягилева» – это четыре одноактных спектакля. Два из них – на музыку Хиндемита и Стравинского – это балеты Джорджа Баланчина, которые в России никогда не ставились. Два других – на музыку Чайковского и Прокофьева – новые работы главного балетмейстера театра Алексея Мирошниченко. Рассказывают «Новости культуры».

Пол Боуз и Сандра Дженнингс – педагоги, балетмейстеры, экс-солисты «Нью-Йорк Сити Балле». Несколько лет они работали с самим Джорджем Баланчиным.

«Баланчин никогда не давал нам напутствия перед спектаклем. Он был очень сдержанным человеком, он просто стоял и смотрел, но мы чувствовали уверенность», – вспоминает балетмейстер-постановщик балета «Kammermusik №2» Пол Боуз. 

«Хореография Баланчина должна сохраняться в неприкосновенности. Некоторые его балеты очень непростые по технике. Но мы много времени провели в классе, и для артистов это не должно быть сложным», – добавляет балетмейстер-постановщик балета «Monumentum pro Gesualdo» Сандра Дженнингс.

Сами танцовщики признаются, что балет «Kammermusik №2» – самый сложный из тех, что им доводилось танцевать.

«Мы к ровному квадрату привыкли, считать на восемь, акценты, сильные доли всегда на "раз", а здесь все наоборот. Акцент может быть и на "два", и на "три", и считаешь ты не восьмеркой, а тройкой, пятеркой семеркой», – замечает артист балета Тарас Товстюк.

Если балеты Баланчина – строгая графика, то Шут – это лихая пляска в ярких костюмах среди живописных декораций. От исполнителя главной партии требуется особый артистизм, ведь часть спектакля он танцует в женском образе.

«Со стороны мужчины показать женские черты – мне нравится это кривляние», – признается артист балета Александр Таранов.

Известно, что музыку к балету «Шут» Прокофьеву заказал Дягилев. Композитор нашел сюжет в сборнике сказок пермской губернии – про шута, семерых шутов перешутившего.

«К моменту выпуска спектакля, 1921 год, у Дягилева не было хореографов. В это время ни Баланчина, ни Фокина, ни Мясина, ни Лифаря, а выпускать спектакль надо. Его делали художник с композитором – Ларионов и Прокофьев», – рассказывает главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета Алексей Мирошниченко.

Первоначальную хореографию время не сохранило, и Алексей Мирошниченко придумал совершенно новый пластический рисунок.

Программа одноактных балетов называется «В сторону Дягилева» и раскрывает малоизученные страницы наследия великого импресарио.

«У нас есть два направления. Одно – это незнакомый Дягилев, а другое – это неосуществленный Дягилев», – поясняет художественный руководитель Пермского театра оперы и балета Теодор Курентзис.

Новый творческий проект пермского театра доказывает: чем глубже погружение в историю искусства – тем больше в нем открытий.