18.01.2013 | 11:34

Симфонический оркестр Омской филармонии и Омский народный хор решились на эксперимент

Залихватским «Ух, Камаринская» назвал новую программу Омский симфонический оркестр. Её главная идея – встреча профессиональной музыки с фольклорной традицией. Об этом ещё в XIX веке говорил Глинка: «Музыку сочиняет народ, а мы, композиторы, только аранжируем ее». И высказав эту мысль, проиллюстрировал её собственной музыкой, которая и прозвучала – не только в исполнении Омского симфонического оркестра, но и русского народного хора. Рассказывают «Новости культуры».

Сборники – головные уборы из золотой парчи, расшитой жемчугом и драгоценными камнями, привезли с собой в Сибирь в XIX веке архангельские и вологодские модницы. Наряды переселенцев русского севера для артистов Омского народного хора по старинным образцам воспроизвели мастера фабрики сценического костюма. Специально для выступления с симфоническим оркестром подобрали сарафаны с золотым кружевом и мужские рубахи, украшенные петельной вышивкой.

«Пьесы нужно писать равно докладные знатокам и простой публике», – однажды сказал Михаил Глинка и написал свою знаменитую «Камаринскую». Это русское скерцо – музыкальный символ России – композитор создал, как симфонические вариации на две народные темы. В Омске пошли на эксперимент: фольклорные подлинники и авторское видение народных мотивов представили в одном номере.

«Наигрыш “Камаринской” имел такое большое распространение по всей России, включая и Омское Прииртышье, – рассказывает художественный руководитель Омского Государственного русского народного хора Олеся Сидорская. – Наша территория является переселенческой, вслед за переселенцами переселенческая культура сохранила этот великолепный наигрыш, который до сих пор еще в деревнях гармонисты, балалаечники исполняют во множестве вариаций, которые мало известны профессиональным композиторам».

Специально для исполнения знаменитой «частой» плясовой, которую Глинка аранжировал для симфонического оркестра, омский дирижер Дмитрий Васильев пригласил к сотрудничеству коллег из оркестра народных инструментов. Кроме того, в программе – фантазия Аренского на темы Рябинина. В XIX веке в репертуаре этого старца-сказителя было около трех десятков сюжетов – это свыше шести тысяч стихов.

«Его выступление в Москве произвело огромное впечатление – особенно на музыкантов, на русских композиторов, – рассказывает художественный руководитель и главный дирижер Омского академического симфонического оркестра Дмитрий Васильев. – И композитор Аренский на эти былинные темы написал фантазии для фортепиано с оркестром».

Лишь небольшую часть наследия, собранного отцом, Иван Рябинин напел на появившийся в конце XIX века фонограф. Техника записи на восковые валики позволяла фиксировать всего несколько минут звучания. Куда больше музыкальных цитат из народа оказалось скрыто в творениях профессиональных композиторов. Следующие концерты просветительской серии Омской филармонии будут посвящены фольклорным истокам музыки Римского-Корсакова, Чайковского и Даргомыжского.

Новости культуры