28.01.2013 | 12:58

Охота на Льва. Программа Льва Аннинского

С 28 по 31 января в 12:10 в эфире телеканале «Россия-Культура» состоится показ авторской программы эссеиста и литературоведа Льва Аннинского «Охота на Льва», посвященной непростым отношениям великого русского писателя Льва Николаевича Толстого и нового искусства XX века – кинематографа.

В основе программы «Охота на Льва» – книга Льва Аннинского с одноимённым названием. В ней впервые был собран и осмыслен весь противоречивый и сложный материал, связанный с жизнью Льва Николаевича Толстого в мировом и советском кинематографе. Операторы соревновались друг с другом в попытках запечатлеть писателя на плёнке при жизни. А после смерти Толстого кинематографисты разных стран стремились перевести его произведения на язык экрана. Это была самая настоящая «охота на Льва».

Авторы программы не только рассказывают, как происходили съёмки этих редчайших хроник, но и делают попытку ответить на многие вопросы. Что даёт наследие Толстого людям и искусству, как оно влияет на современное кино, что остается мёртвым хрестоматийным знанием, а что – живым фактором сегодняшней духовной жизни. «100 лет мы живём без Толстого, 100 лет мы перечитываем его книги, смотрим на сцене его пьесы и фильмы по его романам, – говорит Лев Аннинский. – За 100 лет ещё дальше в прошлое отошли сюжетные коллизии им увековеченные. Но ещё больше выросли вечные вопросы, которые он задал, и на которые нам надо отвечать: за что? Много ли человеку земли надо? Чем люди живы? Что делать, если надо отвечать на зло?»

Первая часть программы посвящена знакомству Льва Толстого, «самого сложного русского человека уходящего столетия», и только что родившегося кинематографа, искусства нового века. «Первая серия, на мой взгляд – одна из самых интересных, потому что туда вошло не только большинство прижизненных кадров Толстого, но и хроника его похорон, – рассказывает режиссёр Виталий Максимов. – Мы с Львом Аннинским постарались рассказать историю, как создавалась эта хроника в борьбе русских и французских хроникёров. Это, конечно, добавляет понимание того, как всё происходило, как добывались эти кадры. Сам Лев Толстой относился к синематографу очень скептически и с юмором. Он не принимал научно-технический прогресс, не понимал, что такое синематограф, но всё равно интересовался – на валик записывал свой голос, давал разрешение на какую-то хроникальную съёмку. А дальше идёт уже такая параллель – «охота на Льва» продолжалась даже после исхода Льва Николаевича в попытках экранизаций его произведений. И мы с Аннинским попытались в последующих сериях рассказать историю создания этих картин, как это делалось здесь, в России».

Во второй части речь пойдёт о первых попытках экранизаций произведений Толстого – картинах «Казаки» Владимира Барского, «Живой труп» Федора Оцепа, а также киноверсиях знаменитых театральных постановок – мхатовской «Анны Карениной» и спектакля «Живой труп» Ленинградского театра им. А.С. Пушкина.

Третья часть посвящена экранизациям произведений писателя в 1960-е годы, когда кинематограф уже созрел для того, чтобы подступиться к главным романам Толстого. Михаил Швейцер поставил «Воскресение», Сергей Бондарчук – «Войну и мир», Александр Зархи – «Анну Каренину».

В четвертой, заключительной, части речь пойдёт об экранизациях произведений Толстого в 70-90-е годы XX века – о фильмах «Крейцерова соната» Михаила Швейцера, «Лев Толстой» Сергея Герасимова и двух фильмах «Кавказский пленник» – Георгия Калатозишвили и Сергея Бодрова.

«30 лет назад я насчитал во всём мире сотню толстовских экранизаций. Толстой – магнит, вот уже век он притягивает кинематографистов и помогает им решать их собственные задачи, – размышляет Лев Аннинский. – Однако справиться с ним и исчерпать его глубину кино так и не сумело… Сегодня, оглядываясь назад, отчетливо понимаешь – в XX-м веке кино стало голосом времени, но Лев Толстой с XX-м веком лишь соприкоснулся. Он лишь успел предупредить человечество о предстоящем безумии, об обновлении мира, которое окажется катастрофическим… Кино настигло Толстого уже по ту сторону. Оно заимствовало сюжеты, характеры, идеи великого старца, включило всё это богатство в свою систему координат. Но при этом упустило главное – то, что делало Толстого принципиально неразложимым на векторы XX века, и, увы, упущенного, не заметило… Видимо, степенью неисторжимости духовного содержания того или иного классика объясняется его величие и вместе с тем его загадочная невоплотимость для киноорганизаторов всех времён и народов…».

Пресс-служба телеканала "Россия К"