06.12.2011 | 19:51

Центр Грабаря - место высокой реставраторской культуры

Местом высокой реставраторской культуры является Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени Грабаря. Здесь существует проверенная временем система подготовки специалистов, которая подразумевает постоянное профессиональное самосовершенствование и последовательное повышение квалификации. Центр Грабаря стоял у истоков создания Государственной аттестационной комиссии реставраторов. Летом 2010 многие его мастерские были разрушены пожаром. Пострадала часть находившихся там объектов реставрации. Работа центра значительно осложнена, но его сотрудники продолжают оказывать посильную помощь памятникам культуры. Рассказывают «Новости культуры».

Автор панагии XVII века из Соловецкого захоронения – резной иконы для ношения на цепочке – мог бы блоху подковать. Увидеть лики Богородицы, Спасителя и святых можно только под микроскопом. Работать с ней, как у Лескова, поручили левше. Мастер Владимир Симонов – заведующий отделом нетрадиционных технологий в реставрации в Центре Грабаря.

«Мне пришлось использовать волосок от кисточки, чтобы было удобно работать. Я использовал шприц, а волосок сунул внутрь иглы, и вот этим волоском я удаляю загрязнения», – объясняет он.

В отделе Владимира Симонова восстанавливают предметы из комбинированных материалов. Это не живопись и не темпера в чистом виде. Такова скульптура Николая Чудотворца конца XVIII – начала XIX века. На реставрацию ее привезли из Саратова. Святитель Никола Можайский – один из самых почитаемых на Руси. Православные верят, что именно в таком образе – в полный рост, с распростертыми руками – святой предстал в небе над Можайском в XIV веке и спас город от монголо-татар. Утрачены его атрибуты, в правой руке он всегда держит меч, а в левой – модель собора.

Многоцветная скульптура вырезана из цельного куска липы. Она столько раз перекрашивалась, что мастера уже несколько лет не могут дойти до оригинального первого слоя.

«Самый нижний слой – авторский – это слой двойника металла скованного, то есть серебра и золота, на котором лежит прозрачный зеленый лак. Раз она поновлялась, значит, она находилась в интерьере церкви, она была почитаема. Потому что, если вещь вытащена и спрятана, понятно, она не использовалась», – говорит реставратор.

Работа с такими реликвиями, делятся мастера, требует изрядной смекалки и недюжинного кругозора. Поэтому и каждый из них – художник, историк, микробиолог и химик одновременно.

Мастерская реставраторов очень напоминает кабинет врача. Медицинский антисептический раствор похож на обычный спирт. Рядом – самые нужные предметы: пинцет, скальпель, шприц. Эти незатейливые приспособления помогли реставраторам восстановить древнеегипетские саркофаги в Пушкинском музее.

Все начинается со среза покрытий в одну десятую миллиметра. Николай Чудотворец под микроскопом выглядит многослойно – краска, олифа, лак. Потом приступают к «раскрытию»: верхние слои бережно снимают химическими веществами. И вот, закрашенный неряшливой позолотой нимб Христа на этом распятии снова становится ярко-красным, как когда-то задумал автор. Экспонат готов и может возвращаться в Яринский краеведческий музей, что в Архангельской области.

«Очень изящная вещь, восточное лицо у Христа. Может быть, Поволжье, это специалисты будут изучать», – рассказывает реставратор Людмила Синицына.

Работа над Распятием заняла полтора года – дольше, чем надеялись реставраторы. После пожара 2010 года Центр Грабаря теснится в съемных помещениях. Сотрудники Отдела нетрадиционных технологий, впрочем, только благодарят судьбу: ни один из их экспонатов не пострадал в пожаре. Даже восковая композиция из Литературного музея Пушкина не расплавилась, хотя от огня ее отделяла всего лишь стена. Иначе как чудом это не назовешь.