10.01.2013 | 12:57

Коллекцию уникального фламандского и бельгийского кружева возвращают к жизни омские реставраторы

Искусство плетения ажурного узора из нитей с помощью деревянных палочек-коклюшек стало развиваться после появления в XVI веке металлических булавок. Тонкая работа быстро завоевала популярность среди знати. Реставраторы Омского музея изобразительных искусств проводят уникальную работу по сохранению этих невесомых примет ушедших столетий. О том, какие тайны скрывают в себе тончайшие нити – в репортаже «Новостей культуры»

Кружевные воланы, манжеты, пелерины, мантильи, шарфы и вуалетки. Зачастую даже монаршие особы не могли позволить себе роскошь их ношения. Известно, например, что когда английский король Карл Второй обратился в парламент с просьбой о покупке нового кружевного воротника, чиновники посчитали это чрезмерным шиком и предложил королю… почистить старый.

Перед тем как приступить к реставрации кружева, его вкладывают в конверт, сшитый из сеточки, и промывают.

Только дистиллированная вода без примесей металла и хлора, шелк-сырец, тончайшие английские иглы для бисера. Уникальную коллекцию фламандского и бельгийского кружева XVIII-XIX веков восстанавливают реставраторы Омского музея изобразительных искусств.

«Видно, что сидели рукодельницы не месяц, и не год, – поясняет реставратор Елена Галенбикова. – Если под микроскопом смотреть, то там такие тонкие стежки, и так аккуратно все выложено, просто удивляешься».

С помощью микроскопа удалось сделать неожиданное открытие. В бельгийском кружеве, поступившем в музей в начале прошлого столетия с маркировкой «шелковое», оказалось лишь 30% шелка. Остальное – хлопковое волокно.

У бельгийских мастериц были свои хитрости. Кудель изо льна, выращенного на местных полях, полагалось прясть в полумраке, в сырых подвалах. Из влажного льна нить получалась более тонкая.

Задачу восстановить узорные вещицы в первозданном виде сибирские реставраторы не ставят. Утеряны секреты техники плетения, лён, использовавшийся для создания кружевных шедевров, больше не выращивают. Специалисты лишь консервируют экспонаты, приостанавливая процесс их разрушения. За почти десять лет реставраторы привели в порядок больше ста метров тончайшей материи. И это лишь треть коллекции, переданной в Омск в начале прошлого столетия из госфондов.

«Оно использовалось многократно, передавалось по наследству. – рассказывает главный хранитель Омского музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля Анна Чернявская. – Известно, что в коллекции князей Юсуповых хранилось кружево французского двора, и оно очень ценилось».

Эти вещицы во время кружевного бума XIX века вскружили головы весьма состоятельных модниц России: княгинь Юсуповой и Голицыной, принцессы Саксен-Альтенбургской и даже российских императриц. Ажурные аксессуары русской знати посетители музея увидят уже весной на выставке, посвященной 400-летию Дома Романовых.

Новости культуры