09.01.2013 | 18:30

Исполнилось 75 лет со дня рождения легендарного режиссера Ларисы Шепитько

Красота, ум, талант, свобода и сила – у Ларисы Шепитько было всё, чтобы состояться как большому режиссеру. «Сквозную» тему всех своих лент она сформулировала в одном из интервью: «Понять, ради чего мы рождаемся на этот свет». 6 января со дня рождения Ларисы Шепитько исполнилось 75 лет. Рассказывают «Новости культуры».

То, что произошло в июле 79-го, потрясло многих. В автокатастрофе погибла Лариса Шепитько, члены ее съемочной группы – они ехали выбирать натуру для новой картины. Тот фильм по повести Валентина Распутина, все-таки выйдет, но будет называться уже не «Матёра» – «Прощание». Его доделывал и им, с главной женщиной свой жизни, той, которую называл богиня, прощался муж, режиссер Элем Климов.

«Германская графиня Фелиция фон Ностиц беседует в Берлине с украинской богиней, моей богиней Ларисой Шепитько», – говорит Элем Климов.

Фон Ностиц – по семейной легенде прапраправнучка полководца Суворова, известный в Германии критик – в 78-м брала интервью у Ларисы Шепитько – в Берлине тогда уже прогремело ее «Восхождение». Фильм, который казалось, на родине должен был сразу оказаться на полке: вместо партизанской истории у Шепитько – религиозная притча.

Знаменитая сцена – минуты до смерти, вот еврейская девочка поправляет платок – палачу так удобнее будет накинуть петлю, тот пронзительный взгляд, та, дающая надежду улыбка – в ней, словно, вся вера в будущее и в человека. Фильм снимали в метель и почти в минус 40, у Плотникова волосы примерзали к дереву. Когда фон Ностиц спросит у Ларисы Шепитько, трудно ли это было – она признается: у местных жителей, игравших в массовке, были обморожены руки, но с площадки никто не ушел.

«А почему же вы не сказали, что вам холодно? – Но ведь актеры же не снимали перчатки, мы специально не снимали перчатки, чтобы пережить то же самое, что пережил мой папа во время войны», – вспоминала Лариса Шепитько.

Это интервью к нам пришло от баварского телевидения – в обмен на фильм «Родина электричества». 

Скандальный и запрещенный, по Платонову, когда-то так напугавший киноначальников, что его уничтожили – но одну копию, говорят, все-таки спас оператор Павел Лебешев. Премьеру Лариса Шепитько уже не увидела.

«Я не думаю, что мама могла бы по-другому прожить жизнь, потому что в ее судьбе все настолько велось свыше, – говорит сын Л.Шепитько и Э.Климова Антон Климов. – Как простая совершенно девочка из Западной Украины попала на съемки «Овода» в Одессе, была потрясена процессом кино, специально приехала покорять Москву поступать во ВГИК, и поступила, и добилась, несмотря на самые ужасные трудности и при этом стала тем, кем она стала».

Она стала известной – как только на экран взлетели ее знаменитые «Крылья». О поколении тех, чье счастье и молодость пришлись на военное время, и кто мучительно искал свое место в жизни после войны. Одна из лучших ролей Майи Булгаковой – ее летчица стала открытием. Когда Шепитько спрашивали – чем же закончится этот полет, она признавалась – неважно. Главное – героиня все-таки совершила поступок - вернулась сама к себе, в небо, к тому, ради чего была рождена.

«Она показала, что великими могут быть не только мужчины в режиссуре, но и женщины, – говорит режиссер Глеб Панфилов. – Великими могут быть не просто женщины но и очень красивые женщины».

О поколении тридцатилетних, мучительный для нее фильм «Ты и я» - непонятый в свое время. Но она снимала только то, что волновала саму. В том же интервью баварскому телевидению спросила, сможем ли мы оставить что-то после себя? Вот этот кадр – последний, который сняла Лариса Шепитько. Элем Климов потом скажет – это и есть символ бесконечного продолжения жизни.

Новости культуры