09.12.2011 | 11:05

Состояние современной культуры в аллегорической презентации арт-группы "АЕС+Ф"

Арт-группа «АЕС+Ф» (это первые буквы фамилий, Арзамасова, Евзович, Святский и Фридкес). Эти художники демонстрируют в столичной галерее «Триумф» свой знаменитый уже проект «Аллегория Сакра». Это видео и серия статичных изображений на сюжет картины художника XV века Джованни Беллини. Этой работой «АЕС+Ф» продолжают линию, которую развивают уже четвертый год. В 2007-м на Венецианской биеннале они представили интерпретацию живописи Караваджо, а спустя два года - «Пир Трималхиона» по мотивам из Петрония. «АЕС+Ф» переводят классические тексты и образы на язык актуального искусства. Рассказывают «Новости культуры».

Это не олимийские игры фриков – это аллегория текущего состояния вещей.

«Современный мир сейчас с таким разгоном плавно тормозит, нет больше табло, не на что посмотреть, время не указано», - говорит Татьяна Арзамасова.

В зале ожидания международного аэропорта – герои классической живописи: Святой Себастьян и кентавр вместе со стюардессами и беженцами всех мастей, вроде римлян времен упадка империи – принимая классические позы, приближают конец света.

«Происходят события, которые могли бы случиться как в реальности, так и во сне, каком-то кино или посто быть интернетной новостью», – говорит Лев Евзович.

Фирменный стиль группы «АЕС+Ф» – классический постмодернизм – виртуальный мир из цитат, оставшихся после конца всего. Заторможенная красота. «Летаргическая эсхатология», говорит искусствовед Александр Балашов.

«Это больше, чем критика, больше чем ирония, это очень глубокое переживание», – считает он.

39 минут 39 секунд видео – сложное производство. 53 модели, стилисты, гримеры, костюмеры, осветители, каждый кадр выстроен. Владимир Фридкес нажимает на кнопку фотоаппарата. 50 тысяч статичных кадров приводят в движение на стадии постпродакшена – анимируют, дорисовывают, в финале озвучивают. В звуке тот же принцип что в видео – микс из классических произведений.

«Мы, на самом деле, следуем идее Стенли Кубрика, который сказал, что вся музыка уже написана», – рассказывает Татьяна Арзамасова.

Вивальди, Шопен, Гендель и Шуберт в обработке Листа – для музыки то же, что Беллини и Караваджо для живописи – классика, которая продолжает оставаться таинственно-прекрасной, волнует, тревожит, приводит в движение и заставляет думать.