28.12.2012 | 19:46

Дом, который построил К.С.

Театр Станиславского и Немировича-Данченко одним из первых открыл торжества к 150-летию со дня рождения Константина Сергеевича. Выставка, расположившаяся в атриуме театра, представляет реформатора, многим незнакомого. Постановщика «Царской невесты» и «Кармен», «Майской ночи» и «Севильского цирюльника», наставника певцов и режиссеров оперного театра. В «Доме, который построил К.С». – а именно так называется экспозиция – побывала съемочная группа "Новостей культуры".

Что может рассказать о Станиславском музыкальный театр, который носит его имя – или тот самый дом, который, фигурально выражаясь, и построил легендарный К.С.? Документальные свидетели работы главного реформатора театра над музыкальными постановками – фотографии, эскизы декораций, ноты, рисунки и костюмы.

«Трудно оторваться, ты смотришь – и она хорошая, она в стиле, со вкусом выставка. И как-то, действительно, дает температуру, атмосферу. И как-то очень точно она названа и очень точно построена – "Дом"», - отметил художественный руководитель Музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко Александр Титель.

Все эти стенки, выгородки, окна, по задумке художников, – как раз принадлежат тому самому дому К.С. Вот они – мизансцены из жизни реальной и реальности театральной. Это – уголок, отведенный под «Евгения Онегина». Первый спектакль, который был поставлен уже независимой Оперной студией Станиславского в его особняке в Леонтьевском переулке. А в 1926-м студия переехала на Большую Дмитровку, в это здание, где тогда уже работал Музыкальный театр Немировича-Данченко.

«Их очень многое объединяло, между ними существовало очень большое взаимное уважение, у них были общие дела и общая хозяйственная дирекция в этом здании. Но в какой-то мере, конечно, конкурирующие. Потому что эстетика была очень разная», - объясняет куратор, заведующая музеем Музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко Анна Смирина.

Но на этой выставке нет авангардной эстетики Немировича-Данченко – только поэтический реализм Станиславского. Многие экспонаты представлены впервые, а костюмы так вообще «реквизированы» у театрального цеха. Кое-что за многие годы было не раз перешито. А вот костюм Марины Мнишек сохранился в оригинале. Коллектив художников – оформителей этой выставки - долгое время работал над подобной исторической экспозицией в МХТ. Но в Музыкальном театре к задаче подошли иначе.

«Что нам кажется интересным очень и что мы не делали раньше, что вся выставка сделана в контексте эпохи. То есть все спектакли даны в тех контекстах, очень неожиданных часто», - рассказывает заслуженный художник России Владимир Вильчес-Ногерол.

К примеру, позади афиши спектакля «Лед и сталь» – чуть размытые, но угадываемые кадры из фильма «Броненосец Потемкин» – самой яркой иллюстрации социалистического реализма. «Царская невеста» – на фоне масштабной стройки – это создают привычную нашему современнику Тверскую и Пушкинскую площадь. Выставка в Музыкальном театре не претендует на лавры полновесных экспозиций Бахрушинского музея или на наследие МХТ или на собрание, хранящееся в квартире-музее Станиславского. Это – другая документальная история. Лаконичная и яркая, для знакомства с ней достаточно и 20-тиминутного театрального антракта.

 Новости культуры