28.12.2012 | 11:12

Итоги киногода – 2012

Сегодня Международный день кино. 117 лет назад в парижском Гранд-кафе состоялся первый киносеанс братьев Люмьер. Профессиональный праздник отечественная киноиндустрия встречает с двойственными чувствами. Кассовые сборы превышают 40 миллиардов рублей – это на 15 процентов больше чем в прошлом году. Но – увы – не за счет того, что зрителей в кинотеатрах стало больше. Выросла средняя цена на билеты. О правилах киноигры в 2012-м рассказывают «Новости культуры».

2012-й российский кинематограф начинал бодро – правила игры были понятны, деньги шли исправно – к выходу на экраны было готово несколько мощных проектов. Но совсем скоро поняли, что жить в прокате все еще трудно, орды зрителей все еще нет. Сборы внутри страны падали. Правда, на экранах мировых – фестивальных, мы еще как-то держались.

В конкурс большой фестивальной тройки наши фильмы попали, но не подстрелили ни медведя в Берлине, ни венецианского льва, не сорвали каннскую ветку – но взяли в Каннах первый студенческий приз. 23-летняя Таисия Игуменцева указала Лазурному берегу «Дорогу на» – Европа узнала российский фольклор, покорилась. Дома фестивальным любимчикам еще и досталось – от своих, начинающих.

Один из скандалов года – молодые и неизвестные вспомнили старое – возродили коллективные письма – обвинили молодых и известных в фестивальном заказе. Письмо адресовали самому Михалкову.

«Мы становимся свидетелями тенденций, наметившихся в наших образовательных и фестивальных структурах, способствующих пропаганде и распространению кинематографических произведений, несущих безнравственность и пошлость», – говорит Никита Михалков.

В стилистике 70-х, со словами «в свете решений пленума», выпускники кинематографических ВУЗов воззвали против чернухи, ненормативной лексики и депрессии на экране, фамилии под воззванием не поставили. В блогах его назвали «письмо шестидесяти одного» и не поняли, кто самим авторам не разрешает снимать про светлое доброе вечное.

«Судя по откликам в Интернете, намечаются резкие изменения в кинематографе, – отмечает Станислав Говорухин. – Намечаются. Могу это вам сказать твердо».

Намекал Станислав Говорухин летом – осенью, что сеять надо, сказал и сам Владимир Мединский: внутри министерства культуры во славу любви, семьи и верности вызревает список приоритетных тем. Доктор политических и исторических наук, новый министр культуры стал фигурой номер один в киносообществе – когда главным по кинообозу назначил Ивана Демидова, а всей индустрии дал понять: министерство не намерено стоять в стороне – и затеял реформу реформы господдержки кино.

«Никто из людей, которые все это затеяли, отвечать за это не будут, – считает Федор Бондарчук. – А если будут, то хотелось бы посмотреть через год, какую там долю минкульт им поставит и какие инструменты, потому что все это – прямой наезд на художников и творцов».
Горячился Федор Бондарчук, когда стало понятно – доля наших фильмов в кассовых сборах – уже не просто цифра, это и правда – судьба – компаний, получающих бюджетные деньги. Эта доля не просто не выросла, еще и упала, не дотянув до 14 процентов. В десятке отечественного бокс-офиса впервые нет ни одной российской картины. Впервые только один наш фильм взял планку в два миллиона зрителей – «Духлесс» – им открывали Московский кинофестиваль.

«Я надеюсь, мы вернемся в новый дворец, который будут строить в Лужниках, потому что в этом году люди увидят, что такое не иметь свое собственное помещение», Духлес говорит Никита Михалков.

Что это такое – бомонд узнал в первый же день, когда по Арбату вдоль забора, от шашлычной до хинкальной – шел в «Октябрь», смотреть о чем тоскуют клерки.

Пустые залы на конкурсных показах потом взорвутся только дважды – на двух российских фильмах. Вокруг «Орды» – нового фильма Андрея Прошкина, все лето ломали копья, «Последнюю сказку Риты» Ренаты Литвиновой ждали. О том, что российское кино есть – еще до Москвы объявили Сочи. На берег Черного моря хлынула новая режиссерская волна.

Бескомпромиссные, иногда радикальные – Мизгирев, Сигарев, неожиданный Хлебников –
осенью прокат все расставил – кино есть – зрителя нет.

«Главная проблема – отсутствие в кинотеатрах той аудитории, которая составляла бы ключевую для тех жанров, в которых традиционно силен российский кинематограф, – полагает продюсер Александр Роднянский. – Это драмы, это качественное авторское кино, которое всегда в советские времена собирало свою аудиторию – на сегодняшний день не получает места под солнцем».

Места давно забронированы – американцы в этом году обрушили на Россию 230 картин, Голливуд наступает пакетами – в нагрузку к блокбастеру кидает середничков. Но сдавая позиции дома – российские фильмы внедрились в самый вражеский тыл.

За несколько дней размещения на американском видеосервисе фильм «Шпион» по количеству просмотров занял 14-е место – среди двух с половиной тысяч американских, европейских, азиатских картин.

Законы рынка в этом году пришли и на старейшую в стране киностудию.

«Речь идет об апгрейде, перезапуске, такой старт-ап, немного с минуса – это все непросто», – говорит генеральный директор киностудии «Ленфильм» Эдуард Пичугин.

«Ленфильм» то готовы были спасать мощные бизнес-структуры, то против этого возмущались творцы, советы директоров и общественный не понимали друг друга – «Ленфильм», который несколько лет гряз в долгах и расколах, наконец-то, но небезболезненно объявил о своем возрождении. Новые кадры, новые составы советов – председателем совета директоров стал Федор Бондарчук.

Кто и какую статуэтку возьмет в индустрии пока даже не думают. Силы снова брошены на другое – привести зрителя в залы. За весь год на все российские фильмы сходили всего 26 миллионов человек – на девять процентов меньше, чем в прошлом году. Индустрия опять готовится к перезагрузке, на горизонте вновь замаячили квоты. Правила игры меняются, но резких реформ чиновники не обещают - важнейшее из искусств в высоких кабинетах в этом году названо чувствительной отраслью.

Новости культуры