28.12.2012 | 10:10

"Молчаливое присутствие" Джона Кейджа в Центре современного искусства

Американец Джон Кейдж – философ, поэт, художник, но главное - композитор, которого интересовали некомпозиторские технологии. Он препарировал фортепиано, читал лекции о том, что называл словом «ничто», снимал беспредметное кино и всегда очень внимательно вслушивался в жизнь, в её музыку. Накануне в столице, в Государственном центре современного искусства открылась выставка, посвященная 100-летию со дня рождения Кейджа. В его «молчаливое присутствие» (так называется экспозиция) вслушались корреспонденты «Новостей культуры».

Один из самых эмоциональных моментов во всей истории ХХ века – вечер 29 августа 1952 года. Вудсток. Пианист Дэвид Тюдор исполняет сочинение Джона Кейджа – 4.33. В полнейшей тишине переворачивает листы пустой партитуры – кроме шума деревьев за окном не слышно ничего. Публика расходится в недоумении – с этого начинается послевоенный американский авангард в музыке.

«Кейдж отказывается от чувственного, а принимает мир таким, какой он есть, вслушиваясь в него, переживая его как реальность, которая выше нас, – говорит куратор Виталий Пацюков. – Вот это его экологическое отношение к реальности, когда не надо ничего туда вносить, а просто жить в согласии с реальностью».

Философия Кейджа и его эксперименты со звуком удивляли, вдохновляли, шокировали. В партитуре «Водной прогулки» композитор предлагает использовать емкости для воды, радио и колоду карт – на выставке можно услышать, как это звучит.

Музыка по Кейджу может состоять вообще из чего угодно – вот например партитура для перформанса 59 года «Неопределенность» – 90 карточек, на каждой из которой – небольшой текст – вроде этого – «жил был американец из Сиэтла и отправился он в Японию за ширмой».

Дзен-буддизм в своей музыкальной практике Кейдж доводил почти до крайней черты –листы, где каждая строчка делится на 4 такта – на самом деле – лекция о ничто. Не каждый философ рискнет, а Кейдж запросто сделал. Так же, как и рисунки, на которых композитор обводил краской камни, вспоминая парадоксальный сад камней при храме Реандзи в Киото. К визуальному воплощению своих идей Джон Кейдж подходил свободно – мог книгу о грибах написать – он был заядлым грибником, а мог изобразить сложнейшие математические расчеты. Поэтому трактовок его творчества всегда много.

«Для меня это было ошеломляющим открытием – если перевести 4.33 в секунды – это 273, а что это такое – это абсолютный нуль, – говорит художник Александр Панкин. – То есть это когда материя – где атомы молекулы – их движение почти приближены к нулю. Это странная граница мира».

Никто до сих пор не знает, кто на самом деле был этот странный человек Джон Кейдж – композитор, мыслитель, изобретатель. Но его присутствие, пусть и незримое, чувствуют все – ведь он изменил этот мир.

Новости культуры