27.12.2012 | 12:57

В Санкт-Петербурге открылась выставка Шавката Абдусаламова

В Шереметевском дворце Санкт-Петербурга в эти дни проходит выставка Шавката Абдусаламова. Он известен не только как художник, но и как режиссер, писатель и кино-художник. В этом качестве Абдусаламов работал на многих съемочных площадках - от «Сталкера» до «Агонии». Параллели с эстетикой кино есть и в его живописи. Работы Абдусаламова полны метафор и аллегорий – это больше картины-притчи. В экспозиции более ста работ. В таком объеме в Петербурге творчество художника представлено впервые. Рассказывают «Новости культуры».

Имя Шавката Абдусаламова в родном отечестве выговаривают еще с трудом, зато оно хорошо знакомо Микеланджело Антониони, Тонино Гуэрра и Андрею Тарковскому. Художник создал свою собственную вселенную с особой системой координат.

«Маленький узбеченок показывает указкой место, где Москва, там Кремль нарисован, – рассказывает художник. – Считалось, что все лучшее это там в Москве. Вот приедет комиссия наведет порядок, повариха не будет воровать, а постель будет чистая. С той поры так и осталось».

Для мальчика из семьи репрессированных Бухарская пустыня с ее единственный приметой цивилизации – линией телеграфных столбов – стала пустыней библейской. Символы хождения по тернистому пути – стоптанная обувь и лестница в небо.

«У него лестницы ведут обязательно наверх, – говорит куратор выставки Шазина Арба. – Не падать, а подниматься, дорожка проторена, пишет художник. Лестница есть, только поднимайтесь, господа».

Все эти маленькие люди на полотнах с их большими жизненными трагедиями – по форме наивное искусство, по сути сухой остаток непростого жизненного опыта. И это – по мнению друзей – роднит Шавката Абдусаламова с великими художниками прошлого.

«Вангоговские «Подсолнухи» возникли не в тот момент, когда он окунул кисти в желтую краску, – считает режиссер Юрий Норштейн. – Они начали проявляться, прорастать его «Подсолнухи», когда он спускался с шахтерами».

Персонажи картин похожи на своего создателя. Друзья называют его последним дервишем ушедшего века. Он разрешил всем беспрепятственно фотографировать свои работы. Чем больше будет расширяться его вселенная, тем больше сердец он сумеет зажечь. А это, похоже, и есть главный смысл его жизни.

Новости культуры