26.12.2012 | 14:09

Рената Литвинова рассказала HELLO!, почему ее интересует нижнее белье, а не конец света

— Рената, вашей творческой активности можно позавидовать: только недавно представили зрителям свою картину «Последняя сказка Риты», а 24 декабря у вас очередная премьера. На этот раз на канале «Россия К» — продолжение цикла «Красота скрытого». От философской притчи — к истории нижнего белья. Не слишком ли большой разброс?
— Для меня переключение с одной работы на другую и есть отдых. Я два года была так погружена в свой фильм, монтаж, что мне физически хотелось отпустить этот период своей жизни, словно забыть его. А история моды, в которую входит и такое понятие, как белье, очень увлекательна. Сколько музеев и коллекционеров я посетила! Это интереснейшие встречи в запасниках и хранилищах, куда не ступает нога простого смертного. Чтобы взять в руки и рассмотреть некоторые экспонаты, надевала специальные перчатки.
— При работе над программой вам довелось пообщаться с коллекционерами, искусствоведами, историками моды. Чем удивили вас эти люди?
— Самое большое впечатление на меня производят музейщики — настоящие фанаты своего дела! Особая каста, служители культа. Будучи вне нашей суеты, они пребывают в своем мире, который их, как ни странно, словно защищает. Одна из знакомых музейщиц, погруженная в свои мысли, рванула в Париже через дорогу с проносящимися по ней машинами и прошла через поток транспорта, как нож сквозь масло, словно ее вела какая-то рука. Я же, едва поспевая за ней, чудом не была сбита!
— Рената, тут человечество к концу света усиленно готовилось, а вы ему про красоту скрытого. Может, стоило про что-то более высокое рассказать?
— Все-таки я считаю, что история белья — это очень важно, это первая часть истории костюма, истории моды вообще. А что касается предсказаний «погибели», то финал случается не тогда, когда все об этом говорят, а в самый неожиданный момент, когда его никто не ждет.
- Какие открытия вы сделали для себя, изучая историю нижнего белья? Возможно, какие-то экспонаты вызвали у вас особые эмоции?
- Знаете, что я заметила: люди — диктаторы, королевы, кинозвезды — все они «транслировались» через свои нижние одежды как пронзительно одинокие и беззащитные люди. Не знаю почему. Когда-то все они были могущественными, но горькие финалы жизни этих людей уравняли их со слабейшими, поставленными на колени… Из вещей, вызвавших у меня отвращение, — лососевые кальсоны Кагановича. Тончайший шелк, перламутровые костяные пуговки — они скользили в руках, словно женское белье какой-то широкой и низкой дамы. Ничего мужского! Вообще, когда я рассматривала белье сталинских военачальников и тиранов — Берии с его шелковыми кальсонами или Буденного с шерстяными, сшитыми на заказ подштанниками, «сохранившими» его колесообразный изгиб ног, — мне многое открылось в природе мужчин в целом: какие они незащищенные и нежные внутри, словно вскрытая ракушка с розовым нутром.
— Сейчас, изучив вопрос досконально, что вы можете сказать об эволюции нижнего платья?
— Я могу сказать скорее об эволюции женского тела. Как оно разрослось по сравнению с фигурами женщин XVII и XIII веков! Когда я рассматривала корсеты и нижние рубашки в музее Гальера в Париже, меня изумили их крошечные размеры, словно они сшиты на ребенка! Особенно растрогала сорочка Марии-Антуанетты, в которую она была одета перед казнью. Словно это сорочка 13-летней девочки. Женщины сейчас не только в моральном смысле обрели равные права с мужчинами, но и в физическом плане стали приближаться к мужским размерам. Мужественные женщины и женственные мужчины — и такое же белье сейчас. Когда-то талию формировали корсетом, а сейчас туловища у дам ровные, в фаворе — андрогинная худоба, даже большие имплантаты в груди многие уже меняют на маленькие.
— Вы дадите себе отдохнуть в праздничные дни? С кем встретите Новый год?
— На Новый год я возьму с собой веер, перчатки и пойду со своими близкими и любимыми в Большой театр на балет «Щелкунчик». Должна признаться, что никогда не была в Большом театре на балете в ложе. Так что это как исполнение некой детской мечты. Пытаюсь уговорить пойти со мной маму — она меня поражает тем, что еще раздумывает и близка к отказу. Потом побежим к друзьям на новогодний ужин – как раз все закончат свои спектакли и выступления, и мы соберемся к 10 вечера. У меня в этот день спектакля нет, я буду вся в Новом году. Это мой самый любимый праздник.
 

Журнал "Hello!", № 52(451), декабрь 2012