26.09.2012 | 10:31

Владимиру Войновичу исполняется 80 лет

«Вашу повесть опубликуют, но потом будут сильно бить… за то, что слишком похоже на реальную жизнь», - такое будущее предсказывал начинающему литератору Владимиру Войновичу один из его коллег. Сегодня знаменитому писателю и с недавних пор художнику Владимиру Войновичу 80 лет. Его книги переведены на 35 языков, а выставки проходят в России и за рубежом. Несмотря ни на какие жизненные трудности, Войнович остается человеком с тонким чувством юмора, самоиронией и внутренней свободой. Рассказывают «Новости культуры»

«Этот гимн космонавтики, прозвучавший в фильме «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» в 60-е вся страна выучила наизусть. Его написал Владимир Войнович – это был первый успех начинающего писателя-самоучки, недавно приехавшего в Москву. За плечами – профессии плотника, авиамеханика, военного. Впереди – создание нового литературного, почти национального героя, – солдата Ивана Чонкина.

«Он мог бы сказать: “Чонкин – это я”, – считает литературовед Бенедикт Сарнов. – Вот это сочетание наивности, искренности, простодушия, абсолютной нескованности, свободы и юмора и иронии, и создает ту главную краску, которой отмечено его творчество».

О Чонкине, который то ли богатырь, то ли Емеля, то ли Иван-дурак, – читатель тогда прочтет только в «сам и тамиздате». Слишком антисоветской получилась у Войновича советская действительность. Из-за сатиры и активной правозащитной деятельности – резкий конфликт с властями. Начались преследования, гонения, допросы.

«Один из таких допросов проходил в явочной квартире в гостинице “Москва” – в тогдашней, – рассказывает художник Борис Мессерер. – И вот, по свидетельству Володи, его хотели отравить газом специальном, о чем написана вся эта книжечка. А я просто говорил, что так не может быть. Удивительная надпись его дарственная – “Дорогой Белле, которая верила, Дорогому Борису, который не верил”. В этом весь Володя тоже. Что он старался сделать широкий жест, прощал мне мое неверие».

Многое Владимир Войнович будет предсказывать в знаменитом романе-антиутопии «Москва 2042». В эмиграции писатель откроет в себе и талант «наивного» художника. Но литературу всегда будет считать «более строгим искусством».

«Живопись мне нравится, когда она более жизнерадостна, – говорит Владимир Войнович. – У меня картины более светлые, чем мои литературные вещи. Мне очень важно, чтоб полотно излучало приятный свет, если не радостный».

Будь то картина «Куриный стриптиз» или серия, где Войнович прогуливается или играет в карты с Пушкиным и Гоголем. Все со свойственными ему всегда – юмором и самоиронией. Написанием книг и картин Войнович никогда не занимается одновременно. Сейчас у него – литературный период. Готовит новую повесть и собирается закончить две пьесы. И сегодня Владимир Николаевич полон неиссякаемого оптимизма и энергии. Что передается даже его игривой любимице Нюше.

Читайте также: 

Владимир Войнович: "Я был полон надежд..."