13.12.2011 | 19:43

Усадьбы под Петербургом продолжают разрушаться

По самым скромным подсчетам специалистов, в России около десяти тысяч бывших дворянских имений, и объем инвестиций, необходимых для их восстановления, составляет 85 миллиардов долларов. Сумма, «неподъемная» для государственного бюджета. Для десятков разрушающихся усадеб единственной надеждой на спасение остается приватизация или сдача в аренду частным пользователям на условиях восстановления памятника. Конечно, «успех предприятия» зависит от целей, средств и личной культуры новых хозяев, и опасения экспертов, во многих случаях, понятны. Почему сами инвесторы не готовы идти на риск – пытались выяснить «Новости культуры».

Усадьба в Гостилицах сейчас стоит полуразрушенная, заброшенная и, что гораздо страшнее, забытая. Желающих взять дворец в пользование так и не нашлось. Реставрацию эксперты оценивают в десятки миллионов рублей. И если раньше, когда усадьбы только выставляли на торги, многие возмущались – мол, историю пустили с молотка, жизнь показала: восстановление разрушенных памятников не самая выгодная инвестиция.

«Такие строения, которые в таком состоянии сейчас находятся, очень обидно и печально смотреть на все это, потому что не дело допускать до такого состояния», – говорит участник инициативной группы «Забытое наследие» Ярослав Фомичев.

Потенциальных инвесторов смущает не только окупаемость проекта, но и бремя ответственности, ведь возможности использования памятника, находящегося под охраной государства, серьезно ограничены. Еще один пример – усадьба Альбрехтов. Площадь поместья – 33 гектара. Французский парк, пруд, оранжереи, конюшня, каретные и, конечно, особняк. На месте, где когда-то были парадные залы и мраморные лестницы, сейчас груды кирпича.

«Было три инвестора в течение четырех лет. Последний инвестор – уже мы подписывали соглашение о том, что они забирают и восстанавливают, но в связи с кризисом инвестор отошел, извинился, что нету денег пока», – рассказывает глава администрации Котельского сельского поселения Кингисеппского муниципального района Юрий Кучерявенко.

После кризиса инвесторов пытались вернуть, но тщетно. Остался только бизнес-план: восстановить поместье с охотничьим домиком и превратить в гостиницу или дом отдыха. Такой проект мог бы окупиться. Усадьба Марьино, родовое имение Строгановых-Голицыных, – удачный пример. Правда, редкий. Частный предприниматель, как правило, не может позволить себе крупные вложения, если прибыль вернется лишь через десятилетия.

«Редко это бывают частные лица. Как правило, это именно организации, которые стремятся использовать объект во благо себе и при этом сохранить объект, поднять его из руин», – замечает начальник отдела по осуществлению полномочий РФ в сфере объектов культурного наследия комитета по культуре Ленинградской области Мария Макарова.

Забота о сохранении национального наследия должна быть общим делом – и государства, и частного бизнеса. Хотя бы потому, что ни одна из сторон сегодня не в состоянии принять на себя такое бремя.

Все материалы темы "О защите памятников архитектуры">>>