14.12.2011 | 10:39

Третьяковская галерея представляет выставку "Валентин Серов. Линия жизни"

Широкой публике Валентин Серов известен в первую очередь как живописец, портретист, хотя уже современники ценили Серова-рисовальщика ничуть не меньше. Именно эту линию его жизни решила подчеркнуть Третьяковская галерея, открыв свои запасники. Из семисот пятидесяти оригинальных рисунков и офортов, находящихся в собрании музея, на выставке представлено более 250 листов и альбомов. В таком объеме графическая коллекция художника еще никогда не экспонировалась. Рассказывают «Новости культуры».

Художник с говорящей фамилией, который своим творческим девизом сделал стихотворение Пушкина: «Унылая пора, очей очарование». Одним словом, автор Валентин Серов. Впрочем, именно за эту аристократическую сдержанность его и любят искусствоведы. На этой выставке можно увидеть все наследие художника, начиная с шестилетнего возраста. Даже те картины, которые сам художник в свое время счел неудавшимися и выбросил, любовно отреставрированы и вставлены в красивую рамочку.

«Это произведение, которое находится за моей спиной, он его порвал и выкинул в камин. Но заказчик Гиршман подобрал, склеил и сохранил для потомков, – рассказывает куратор выставки Мария Иванова. – Сейчас, спустя много лет, мы можем объективно оценить качество этого портрета, и тут вмешиваются и человеческие характеристики Серова, который был к себе очень строг. Если бы мы показывали только то, что он хотел показать зрителю, у нас осталось бы в истории искусства чрезвычайно мало его произведений».

Генриетту Гиршман, жену влиятельно и известного финансиста и мецената, Серов потом будет писать снова и снова. А вот так выглядит самый первый портрет знаменитого русского портретиста. Неизвестно, какую оценку получил за этот анатомический рисунок черепа воспитанник Академии Художеств Серов, но после ее окончания он пользовался большим спросом у светской публики – не зря брал уроки у самого Репина. С Ильей Ефимовичем однажды вышел конфуз. Когда мастер отказался писать посмертный портрет Третьякова, попросили Серова. Но потом гений передумал, и Серову объяснили, что в его услугах больше не нуждаются – остался незавершенный эскиз. Автор «Девочки с персиком», кстати, работал в Третьяковке, входил в состав худсовета, но своим служебным положением ни разу не воспользовался.

«Когда он имел возможность порекомендовать для покупки свое произведение, то он предлагал в первую очередь в «Русский язык», – рассказывает Мария Иванова. – Так что коллекция пополнялась благодаря друзьям, которые ценили его, после смерти, ну, и до того, как он вступил в совет, когда еще был жив Третьяков, он тоже уже успел оценить его талант и купил его знаменитую «Девочку с персиками».

Из запасников Третьяковки извлечены не только хорошо знакомые работы, вроде Петра Первого, бодро вышагивающего по набережной или портрета сытого и довольного мецената Морозова, но и совсем неизвестные вещи, которые вообще никогда не показывали. Например, серовская афиша к дягилевским русским сезонам – фирменного мышиного цвета. В этом году исполняется 100 лет со дня смерти Серова, но Третьяковка не любит делать выставки, что называется за упокой. Совсем скоро будет отмечаться 150-летие со дня рождения, эта скромная экспозиция предваряет большую подарочную юбилейную выставку. Кстати, «совсем скоро», как пояснили сотрудники музея, это не через месяц и даже не через полгода, а через все четыре – в 2015-м. Но в Третьяковке, как и вообще в музеях, привыкли жить и мыслить исключительно столетиями