19.12.2012 | 19:32

Деятели киноиндустрии обсудили итоги господдержки в 2012 году

В уходящем году российский кинопрокат вышел на четвертое место в Европе и на девятое – в мире. Цифры говорят о потенциале российского кинорынка. Однако доля отечественных фильмов в прокате продолжает падать. В сентябре Министерство культуры предложило реформировать систему государственной поддержки кинематографа. Объем бюджетного финансирования кино на 2013 год уже известен: 5 миллиардов 300 миллионов рублей. 3 миллиарда получит Фонд кино, остальные – в распоряжении Минкульта. Грядущую реформу и итоги уходящего года режиссеры и продюсеры осудили за ежегодным "круглым столом". Рассказывают "Новости культуры".

40,5 миллиардов рублей – таких общих кассовых сборов ожидают к концу этого года. Цифра большая, почетная, но за круглым столом сегодня никто так и не улыбнется. В этих сорока миллиардах у всего отечественного кино лишь 13%, доля фильмов компаний-лидеров – тех, кого государство поддерживает, – 7,5%. Для них это слово "доля" не просто цифра – судьба. Еще в прошлом году мейджоры сами выбрали долю как критерий оценки, были готовы ее нарастить, в итоге на 2% доля еще и упала.

"На встрече у того же Суркова он говорил: "Это вы предложили долю. Если бы вы предложили количество призов или количество кликов, эти показатели разнятся, мы бы это приняли. Это ваша инициатива. Другое дело, что эти показатели были собраны в одну ночь Станиславом Сергеевичем Воскресенским. Обзванивая нас: "Слушай у тебя какой эстимейт на этот год?" – "Ну, у меня плюс-минус от 150 до 350" – "Ну, отлично, запишем 350. А у тебя что? 400? Ну, отлично, выходит 15". Вот приехали. Это по поводу всех отчетностей", – говорит Федор Бондарчук.

За два с половиной года модель управления кино менялась дважды – лидеров то становилось больше, то меньше, деньги выделялись исправно, фильмы выходили, вот только зрители на них не ходили. 

На первом показе в Москве фильма-участника Венецианского фестиваля фильма "Я тоже хочу" Балабанова, из 600 мест в зале было заполнено 300. И это уже традиция – лауреатов Канн и Венеции снимают с проката после десятого сеанса. Но не то, что зрителя нет, из кинотеатра он ушел в Сеть. Не такое технологичное и высокобюджетное, российское кино либо скачивают, либо смотрят в Интернете. 

"Весь бюджет его равен одной секунде "Хоббита". Его можно разглядеть вполне нормально на экране монитора. Так вот, я отнесу к событиям и то, что у нас начался диалог и с новым составом Минсвязи о такой продуктивной бизнес-модели, о взаимоотношениях, когда зарабатывают все: и интернетчики, и правообладатели", – отмечает Сергей Сельянов.

Единственный фильм, который в этом году взял планку в два миллиона зрителей – "Духless", но и он проката ждал 9 месяцев. Кинотеатры расписаны под голливудские блокбастеры. Об авторских фильмах уже даже и не говорят – из 2800 залов в стране такое кино регулярно крутят всего 19, еще 200 залов – время от времени. Александр Роднянский признается: разделяя кино на зрительское и авторское, индустрия запутывает сама себя. 

"Мы за последнее время разделили кинематограф из явления целостного на три части. То есть в сознании людей, принимающих решения, у нас есть отдельно арт-кино, которое обречено на зрительский провал. У нас есть отдельно коммерческое кино, в котором черт знает что – делайте, что хотите, можно дурацкую комедию, идиотскую, которую, честно говоря, лучше не называть рсосйиским фильмом, потому что ничего хорошего не происходит. И третий тип – социально-значимый. Этим самым мы отрезаем пути для любого качественного кинематографа, которому принадлежат фильмы последниех трех лет: от "Король говорит" до "Черный лебедь" и "Миллионер из трущоб", – подчеркивает Роднянский.

За кино авторское, дебютное, экспериментальное отвечает Министерство культуры. За зрительское – Фонд кино. От авторского кассы и не ждали, но когда не сработало кино коммерческое, в прессе появились публикации о том, что Минкульт деятельность Фонда считает неэффективной и намерен визировать все кинопроекты, средства на которые выделяет Фонд кино. 

"Нам кино нужно, или нам кино не нужно? Определитесь наверху там, в Минкульте. Если нужно, тогда давайте делать, давайте заниматься кинозалами, пиратством, как занимались, давайте с телевидением не выяснять отношения, а кооперироваться. Если честно я немножко заведен. Федор правильно сказал, начинается атмосфера не кооперации, а перетягивания каната. У Фонда нет проблемы борьбы за власть, нам политическая власть не нужна. Опять риторика пошла: Фонд – экономический агент, да Фонд – экономический агент. Хорошо, политчиеская власть в Минкульте. Конечно, в чем эта политчиеская власть? В том, что вы темы набрали? Но это не политическая власть. Политическая власть – это когда ты делаешь среду, в которой кинематографисты могут существоать и развивать кинематограф", – убежден Сергей Толстиков.

Как Минкульт намерен распределять господдержку, продюсеры сегодня не услышали – представителей Министерства за круглым столом не было. Задачу поставили себе сами: чтобы российское кино взяло долю в 30% от общей кассы, нужно, чтобы 20 фильмов в год собирали по 2 миллиона зрителей. В этом году таком фильм был один. 

Новости культуры