19.12.2012 | 10:41

История развития современной цивилизации по версии композитора Олега Каравайчука

Композитора Олега Каравайчука одни называют гением, другие – человеком со странностями, третьим он неизвестен. Хотя, по большому счету, его произведения знают все. Каравайчук написал музыку к двумстам кинофильмам, многие из которых снимали лучшие режиссеры российского кино от Эрмлера и Хейфица до Авербаха и Муратовой. Музыку начал писать с самого раннего детства. В семь лет исполнил перед специально собранной комиссией свою кантату «На смерть товарища Горького», поразив мастерством слушателей. В канун 85-летия композитор представил новое сочинение «Мой конец, мое начало. Антифония». Московские зрители увидели неожиданную версию развития современной цивилизации, рассказанную языком музыки и танца. Рассказывают «Новости культуры».

Сумасшедший гений Олег Каравайчук – тот, о ком либо вообще не говорят, либо кричат, чтобы все услышали. Этому ребенку, которому вот-вот исполнится 85, ни до кого нет дела. Он не ждет за кулисами своего выхода, как все артисты, он просто находится на сцене, играет на рояле, и смотрит, как заполняется зрительный зал. Предупреждает – акустика плохая. Нужно слышать ноты внутри себя.

Аплодисменты отвергает, от зрителей отворачивается. И еще долго не садится за рояль. Музыка звучит фонограммой. Зал либо совсем темный – чтобы свет не мешал звуку, либо подсвечивается фрагментами картин Босха. На эти сюжеты и положена музыка. Непоседливый, непредсказуемый и немного капризный, маэстро выходит на сцену лишь в сопровождении танцовщиков Михайловского театра.

«Эти движения могут быть, как боль, как истязание у обыкновенного человека, а у гениального они делаются гениальными, наоборот, – говорит композитор. – Он уходит в отсутствие физиологии. Он освобождается от истязания. Остаются чистые струны».

В этом па-де-де – сразу несколько историй. Одна из них - долгая предсмертная агония – результат фантазий композитора после письма поклонницы, обещавшей ему свидание в мире ином.

«Этот балет был построен именно на движении, которое дал Каравайчук. – отмечает хореограф Вера Арбузова. – Мы как-то стилизовали его и сделали целое произведение на его одно движение руки».

Другая история – слияние культур Европы и Востока. Они объединились в сознании композитора недавно. После того, как понял, что объединяет все грусть, только разного характера.

«Я соединяю Восток с Вагнером без эклектики, – поясняет Олег Каравайчук. – Это гениальная вещь. Когда я соединяю. И одновременно Бородина квартет. Это так страшно. Это такое истинное».

Танцовщик Марат Шемиунов Каравайчука считает своим наставником. Только у одного инструмент – рояль, у другого – собственное тело.

«Олег Николаевич дал очень много мне, как танцовщику и как актеру, конечно, – рассказывает Марат Шемиунов. – Я в его музыке открыл величайшие откровения. Для меня музыка даже других композиторов стала иной. Я по-настоящему проникся его великим искусством».

В Москве Олег Каравайчук – гость редкий. Его выступления – непредсказуемы. Из запланированных трехсот он дал всего три. И то, играл не всегда. Этот концерт – по-настоящему долгожданное явление. «Мой конец, мое начало. Антифония» – еще одно музыкальное повествование маэстро на любимые темы: бесконечности и сна.

«Вот сегодня концерт – это посвящение моей бессоннице», – говорит композитор.

Новости культуры