17.12.2012 | 00:00

Телехранитель. Рената Литвинова (Эхо Москвы)

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. В гостях сегодня у нас замечательная женщина, актриса, режиссер, продюсер, сценарист... 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. 
Е.АФАНАСЬЕВА: ...и телеведущая Рената Литвинова. Я думаю, по тому, как она сказала «Да», вы уже поняли, кто. 
Р.ЛИТВИНОВА: Добрый вечер, да. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Это Рената Литвинова. Здравствуйте, Рената. Формальным поводом стало то, что на канале «Россия Культура» вскоре выйдет продолжение ее авторского цикла, который называется... 
Р.ЛИТВИНОВА: «Красота скрытого»
Е.АФАНАСЬЕВА: Да. 
Р.ЛИТВИНОВА: Все думают, что это про нижнее белье, а я считаю, что это про истории моды. Мне кажется, что это как раз такая, первоначальная. Потому что первое, чем покрылся человек, это и было то самое нательное одеяние. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас мы поговорим об этом и подробнее. Ну а также будем, конечно, говорить и не только о телевизионном воплощении Ренаты, но и о других ее ипостасях творческих, в том числе о ее новых фильмах и проектах. Если вы хотите уже сейчас задавать вопросы, у нас SMS-номер +7 985 970-45-45. Пожалуйста, ваши вопросы Ренате Литвиновой, ваши реплики и комментарии. А во второй части программы как обычно вы сможете задать вопросы и по телефону. 
Начнем тогда, все-таки, с «Красоты скрытого». В прошлом году, по-моему, вышел первая часть этого цикла, по-моему, 4 серии было? 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. 
Е.АФАНАСЬЕВА: «Красота скрытого. История нижнего платья». Почему? Это была ваша идея или идея канала? Откуда взялась такая идея? 
Р.ЛИТВИНОВА: На самом деле, это была совместная идея и я ее делаю (эту программу) с моей многолетней подругой и соратником сейчас Еленой Китаевой, которая как раз дизайнер канала, арт-директор. Очень креативная. Когда-то мы с ней делали вообще художественные проекты. Я все время ее осуждаю, что она полностью ушла в телевидение и ее загрызла эта ипостась. А так она очень талантливый художник. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас будет продолжение. Вы не все успели сказать в первых 4-х сериях или это другой поворот темы? 
Р.ЛИТВИНОВА: На самом деле, там есть столько чего сказать. И даже иногда сдерживаешься, чтобы не сказать лишнего. Потому что, все-таки, нижнее белье и когда мы доходим, например, до каких-то деятелей, которые были совсем недавно... А есть такие коллекционеры, которые собирают белье даже всяких тиранов и военачальников, что даже это такое, знаете, на грани. Потому что если это я перебираю нижнюю одежду Марии-Антуанетты перед тем, как ей отрубили голову... Она была одета тоже в такую исподнюю рубашку и она осталась в музее Голера, и мне ее там дали вообще, заставив надеть белые перчатки. И я посмотрела эту маленькую-маленькую рубашечку. Женщины, конечно, очень разрослись в наши дни, а тогда они были малюсенькие-малюсенькие. 
Е.АФАНАСЬЕВА: А говорят, худеют, диеты. Оказывается, разрослись? 
Р.ЛИТВИНОВА: Мы, кстати, наоборот, утратили как-то талию, огромные ноги у женщин, огромный рост, огромные плечи. 
Е.АФАНАСЬЕВА: То есть Мария-Антуанетта по сравнению с нами просто Дюймовочка? 
Р.ЛИТВИНОВА: Да, она просто статуэточка. И вообще женщины тогда были очень маленькие – маленькие ручки, маленькие ножки, маленький рост, тонкие талии. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, мужчины, наверное, тогда тоже были поменьше? Или нет? 
Р.ЛИТВИНОВА: Мужчины были мужчинами. А сейчас, видите, получается, что мы все приближаемся друг к другу – мужчины стали более женоподобные, а женщины стали... То есть, как бы, приблизились полы друг к другу, и такие стали, более андрогенного типа. Вот такая странная тенденция намечается. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Когда вы исследуете историю белья, как вам кажется, что первично? Вот, что определяет? Бытие определяет сознание или сознание бытие? Что первично? 
Р.ЛИТВИНОВА: Мне бы хотелось настаивать, что Карлуша был не прав (я имею в виду Маркса) и что, все-таки, сознание определяет бытие. Но в некоторых случаях я могу сделать грустный вывод, что иногда бывает и по Марксу. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Я знаю, что когда только-только открывались после Перестройки все границы и сделали выставку советского нижнего белья где-то в Париже... 
Р.ЛИТВИНОВА: Ой, это да, громкая история и глумились... 
Е.АФАНАСЬЕВА: Это был страшный шок для западных женщин, когда они увидели, в каком ужасе вынуждены были ходить русские женщины. 
Р.ЛИТВИНОВА: Ой да ладно. Они сами тоже... 
Е.АФАНАСЬЕВА: Тоже ничего? 
Р.ЛИТВИНОВА: Ничего. И у них тоже есть там, над чем наглумиться. Я считаю, что это такая, раздутая история. Конечно, просто при советской власти вообще, по-моему, не выпускалось, особенно в 20-е годы, женского белья. Лифчик там выпускался только одной формы. По-моему, нижний отсек женского белья вообще не подразумевался – все было брошено на нужды нашей армии. Все тогда были в состоянии предвоенном, и тогда было 9 видов кальсон, представляете? И только один вид лифчика, бюстгальтера так называемого с одной выточкой. 
Е.АФАНАСЬЕВА: То есть форма груди уже никого не интересовала. 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. И было только 3 размера. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Прекрасно. 
Р.ЛИТВИНОВА: Вот, чего хочешь, то и делай. И, конечно, женщины были в очень суровых обстоятельствах. При этом в дальнейшем для членов Политбюро были такие ателье НКВД, где все отшивались. И мы там перебирали белье, которое там пошивалось. У Кагановича лососинового цвета, шелк. Я не знаю, Берия тоже обожал шелковое белье. 
Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это только для простого народа было 3 формы. 
Р.ЛИТВИНОВА: У Буденного было что-то из собачьей шерсти. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так? 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. Ой, прям, вы знаете, сдерживаюсь. Я буду сдержанна. Но было очень красивое белье Любови Петровны Орловой, по которой сходила вся с ума, по любви к ней. И тот же самый Сталин сказал Александрову на каком-то приеме. Он сказал «Если с головы этой женщины упадет хоть один волосок, я тебя расстреляю». Чудо же. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Каким образом идея сделать историю о нижнем белье сочетается с каналом «Культура»? 
Р.ЛИТВИНОВА: Вы понимаете... Причем тут белье? Понимаете, это часть исторического костюма. Это история моды. Мне кажется, что это, наоборот, именно какой-то исторический аспект мы рассматриваем, а не только что это какое-то определенное белье. Если так, то это, конечно, это дурно пахнущая тема. А так, на самом деле, мы занимаемся именно историческими экскурсами. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Вы в этом проекте не только ведущая, то есть это не просто как иногда люди работают, озвучили за кадром или появились в некотором кадре. 
Р.ЛИТВИНОВА: Иногда примеряю, да. Меня вынуждают быть и моделью тоже. 
Е.АФАНАСЬЕВА: И моделью. 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. 
Е.АФАНАСЬЕВА: И автор. 
Р.ЛИТВИНОВА: Стесняюсь я иногда, конечно. Даже не знаю. Прошу ж себе бокал Шампанского. Но так было в Париже. Здесь-то, конечно, не допросишься Шампанского. 
Е.АФАНАСЬЕВА: И что вы там мерили с Шампанским? 
Р.ЛИТВИНОВА: Я там мерила корсеты. Такая замечательная программа, которую мы снимали в Париже. И там мы общались не только с музейщицами волшебными, архивными женщинами, которые вообще существуют как-то в параллельном мире, а, вот, все в прошлых веках... Им это, кстати, очень помогает. Они как-то обладают определенной силой в связи с этим и несуетностью. А мы общались и с коллекционерами, которые охотятся там за каждым каким-то корсетом особенным, с какой-то железячкой, которая была обшита определенным каким-то атласом. 
Е.АФАНАСЬЕВА: И как женщина в корсете себя ощущает? Дышать невозможно? 
Р.ЛИТВИНОВА: Особенно в железных. Вот, не знаю, мне кажется, к этому все равно привыкаешь как-то. Мне кажется, что это очень женственно, очень красиво. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Мне кажется, наши слушатели немного перепутали и уже даже не понимают, о чем идет программа, что это о телевидении, о культуре или о чем? Началось бурное обсуждение форм бюстгальтеров в тех смсках, которые присылают, и других аспектов нижнего белья. 
Я, все-таки, напомню, что с Ренатой Литвиновой мы говорим сегодня о ее телевизионных проектах, поэтому и начали с проекта «Красота скрытого», который посвящен истории нижнего платья. Но также говорим и о других проектах. 
– вы можете не останавливаться только на истории нижнего платья, но задавать Ренате и другие вопросы, связанные с ее творчеством. 
У вас первый телевизионный опыт – вот, я вас помню как комментатора в проекте «Намедни». 
Р.ЛИТВИНОВА: «Намедни», да. Но там текст мен писал исключительно Леонид и он прямо держался за каждую свою фразу, за каждую строчку. 
Е.АФАНАСЬЕВА: А если вы были не согласны? 
Р.ЛИТВИНОВА: Я даже вскипала, потому что я, все-таки, тоже сценарист в каком-то смысле. Но, вот, он, видите? Как говорится, если ты – автор проекта, то ты и король-олень. Так что я была вот в этих вот... 
Е.АФАНАСЬЕВА: В тисках. 
Р.ЛИТВИНОВА: Зажата в тисках его текста исключительно и брала придыханиями, и какими-то нарядами. Я помню, этими стружками на голове. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Это был ваш первый телевизионный опыт или до этого были другие? 
Р.ЛИТВИНОВА: По-моему, да, это был мой первый опыт. А потом уже мне предлагали вести всякие программы. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, у вас было несколько проектов на НТВ – «Ночные музы», «Стиль от Ренаты Литвиновой». 
Р.ЛИТВИНОВА: Вот именно, да, был «Стиль от Ренаты Литвиновой». 
Е.АФАНАСЬЕВА: На Муз ТВ вы вели и передачи о кино. 
Р.ЛИТВИНОВА: Та была о кино. Было очень интересно. Эта программа мне подарила очень много интересных встреч с выдающимися кинематографистами. Даже с западными было очень интересно поговорить в связи с этим проектом. И с нашими, с русскими со многими я перезнакомилась. Но вообще, конечно, телевидение – оно высасывает силы и, конечно, нельзя совмещать творчество и телевизионную работу. Это такой миф и иллюзия, на самом деле, потому что получается, что ты ни то, ни другое не можешь делать полноценно. И когда я решила снимать свое кино, я намеренно удалилась со всех телеканалов и принципиально не принимала никаких предложений и ушла с телевидения. 
Е.АФАНАСЬЕВА: То есть проект, который вы сейчас делали, вы делали, когда уже фильм закончили? 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. Я же его закончила и сразу бросилась в пучину исследования вместе с Еленой Китаевой. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Вопрос от Дмитрия Мезенцева: «Рената, о каком фильме вы говорили в программе у Ивана Урганта?» Что это за фильм? 
Р.ЛИТВИНОВА: Это мой фильм «Последняя сказка Риты», который даже, кстати, до сих пор идет в некоторых кинотеатрах, хотя, это уже там, может, 7-я неделя проката. Это картина, которую мы снимали как такой дремучий арт-хаус, что называется, на фотоаппарат, на Canon и снимали ее такой, боевой съемочной группой. И в соратниках у меня числится Земфира, которая композитор этого фильма. И, в принципе, она делала то же самое, что и я – она заменяла собой весь штат, которого у нас не было. Потому что что такое режиссер? У него всегда есть штат, даже на каких-то телевизионных проектах какой-то бешеный штат. А у нас не было никого. Только у меня была одна секретарша, которая уволилась, вторая секретарша, которая поехала в санаторий, потому что у нее подорвалось здоровье. 
Е.АФАНАСЬЕВА: На вашем проекте? 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. И была третья, которая до сих пор еще жива. Ну, то есть, на самом деле, это все было так, душеранимо, этот проект длился 2 года, отнял очень много сил. Я его снимала за свои деньги и случилось чудо, и он попал на экраны. Потому что, на самом деле, этот нонсенс. Как вы знаете, арт-проекты очень редко добираются до проката. Иногда они могут быть там показаны на кинофестивалях, а, в общем-то, случилось чудо и он вышел на экраны. 
Е.АФАНАСЬЕВА: В тех вопросах, которые заранее прислали на сайт «Эха Москвы» наши слушатели, очень много восторженных откликов именно по поводу этого вашего фильма. 
Р.ЛИТВИНОВА: Спасибо большое. На самом деле, это, правда, очень приятно. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Пишут, например «Добрый вечер. Очень понравился ваш фильм «Последняя сказка Риты». И спрашивает наш пользователь Игосум5: «Вы планируете в дальнейшем работать со студентами и энтузиастами в составе съемочной группы? Как можно попасть к вам на кастинг и показать свои работы?» Вот, ему хочется поработать за идею, наконец. 
Р.ЛИТВИНОВА: А кто он по профессии? 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вот, к сожалению, я не могу ответить на этот вопрос, потому что это реплика, присланная на сайт. Мы можем ему только предложить какие-то контакты, куда присылать информацию. 
Р.ЛИТВИНОВА: Да, давайте. Если у вас есть выход на этот ник... 
Е.АФАНАСЬЕВА: Присылайте на «Эхо Москвы», уважаемый пользователь сайта «Эха Москвы», и... 
Р.ЛИТВИНОВА: Потому что хороших операторов, да, нету. И вообще... Ну, есть потребность во всех членах съемочной группы. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Человек с ником Мастерпис пишет: «Рената, спасибо вам за чудесную «Сказку Риты». Полноценный эстетический восторг». Вот так вот. 
Р.ЛИТВИНОВА: Спасибо большое. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Так что видите, ваших зрителей среди наших слушателей очень много. 
Р.ЛИТВИНОВА: На самом деле, видите, мы работали за идею и получается, что снимали фильм, в принципе, в стол. То есть у меня не было абсолютно никакой там даже иллюзии, что он попадет не то, что в кинотеатры, даже и на телевидение. Я думала, что это будет убежище исключительно интернет. Но видите, судьба сложилась по-другому. 
Это, вот, как когда-то впервые мы сделали также с Земфирой проект, когда мы сняли фильм-концерт и выпустили его на цифровых экранах. И после этого люди стали снимать на цифровых экранах. А тогда было всего лишь 20 экранов по всей стране, и то мы собрали... Просто у нас были аншлаги. И сейчас мы, вот видите, выпустили на фотоаппарат снятый фильм, который я снимала за свои деньги. И в каком-то смысле это дает надежду молодым кинематографистам, что если твой проект вообще из себя что-то представляет, то он имеет абсолютную надежду выйти на экраны. 
Е.АФАНАСЬЕВА: А на каком этапе?.. Вот вы говорите, даже вы, человек с именем в кино, в российском кино не надеетесь, что ваш фильм дойдет до зрителя. В чем проблема? 
Р.ЛИТВИНОВА: Вы знаете, если вы не видели картину... Это ж такая тема. И когда ты ее начинаешь пересказывать, что это про охотницу... 
Е.АФАНАСЬЕВА: Я сейчас не про тему, я про то, почему у нас такая проблема с тем, чтобы кино попадало к зрителю? В чем пробуксовывает система кинопроката? 
Р.ЛИТВИНОВА: Ну, я не пойму. Все равно же решают прокатчики, которые хотят взять твою картину или не взять в кинотеатры. И получается, что, наверное, им легче заработать деньги на каких-то таких блокбастерах на американских или на таких комедиях. И получается, что нету кинотеатра... Очень мало кинотеатров и прокатчиков, которые бы умели прокатывать именно некоммерческое арткино. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сейчас прервемся на выпуск новостей на радио «Эхо Москвы» и продолжим разговор с Ренатой Литвиновой в программе «Телехранитель». 
НОВОСТИ 
Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии – Елена Афанасьева, в гостях сегодня – Рената Литвинова. Говорим мы о ее телевизионных проектах. Вот уже Рената рассказывает нам о продолжении цикла «Красота скрытого», первая часть которого выходила в прошлом году, в предновогодние дни выйдет продолжение на канале «Культура». И говорим о ее фильме «Последняя сказка Риты». Остановились как раз на том, что она не надеялась даже на широкий прокат, но вот уже 7-ю неделю фильм идет. Отбиваются ли вложения в прокате, раз фильм 7-ю неделю идет, либо нет? 
Р.ЛИТВИНОВА: Он, конечно, сразу окупился, потому что он стоил у нас достаточно маленькую сумму. Единственное, что очень много забирают (50%) себе кинотеатры и у нас забирают прокатчики, и свои затраты они забирают. То есть до тебя доносится только, ну, наверное, такая сумма... Ну, в принципе, доносится та сумма приблизительно, которую мы, в общем-то, и потратили. Но мы дали заработать всем остальным, скажем. Но вот именно с проката. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивает человек, очень просит прочесть сообщение, правда без подписи: «Рената, может, вы уже сольете в интернет ваш фильм «Последняя сказка Риты»? В интернете его нет». 
Р.ЛИТВИНОВА: А мне сказали, что он уже есть. Я даже ругалась с нашими дистрибьюторами, что можно его смотреть онлайн. Я даже вскипятилась. 
Е.АФАНАСЬЕВА: К сожалению, вот с этим сейчас бороться практически невозможно. 
Р.ЛИТВИНОВА: Это вообще безобразие. Такая же кража прав. Ты, вроде, работаешь и получается, что там вот эти пираты забирают... 
Е.АФАНАСЬЕВА: Забирают больше, чем прокатчики. 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. Абсолютно жалко. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Очень смешная смска, Коля пишет: «Дайте крупный план Риты». Коля, у нас здесь нет операторов, у нас здесь стоят камеры стационарные, с помощью которых вы смотрите на сайте... 
Р.ЛИТВИНОВА: Так я могу к ней подлететь и показать свой крупный план. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Только помахать ручкой можно. Очень много вопросов, как с вами работать. Спрашивает человек: «Тоже мечтаю поработать с Ренатой. Как можно вам сценарий свой прислать?» 
Р.ЛИТВИНОВА: Я, все-таки, люблю именно... Я – требовательный человек на работе. То есть я сама от себя требую и тоже требую, чтобы человек был профессиональный. Ну, мне кажется, что, вот, я оставлю свой контакт на «Эхе» и туда можно будет присылать. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте. Спрашивают, почему вы на «Эхо» так редко приходите? Вас впервые этот слушатель здесь у нас поймал (Мезенцев). 
Р.ЛИТВИНОВА: На самом деле, я периодически здесь бываю, если зовут. Это очень уважаемое радио. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Очень много вопросов по поводу «Закрытого показа». Будет ли ваш фильм в «Закрытом показе»? 
Р.ЛИТВИНОВА: Мы уже были. У нас там уже были жаркие дебаты. По-моему, это будет либо в конце января, либо в начале февраля. 
Е.АФАНАСЬЕВА: То есть съемка была, а в эфире еще этой программы не было. 
Р.ЛИТВИНОВА: Да, у нас уже была съемка. И даже была такая радостная ситуация, что те, которых нам поручили в противники, к нам потом подбегали и говорили «Мы так просились в соратники». И они говорили даже более приятные вещи, чем те, которые были записаны в соратники. 
Е.АФАНАСЬЕВА: А для вас это интересный опыт вот такого обсуждения в «Закрытом показе»? 
Р.ЛИТВИНОВА: Если не оскорбляют, если это умно, то, конечно. Конечно, это очень интересно. Тем более, там были такие, умные люди. Там за исключением одной девушки, которая вообще мне показалось вообще какая-то не в контексте, в остальном там были блестящие умные мужчины. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Мы как раз с вами в перерыве, пока шли новости и реклама, говорили о рейтингах. Вот как раз у «Закрытого показа» рейтинги очень большие, несмотря на то, что, казалось бы, арт-хаус, совершенно не телевизионное зрелище. Но всю свою аудиторию этот проект собирает, и обсуждение очень часто собирает едва ли не больше, чем сам фильм. Люди часто фильм уже видели, а на обсуждение, несмотря на глубокую ночь... 
Р.ЛИТВИНОВА: Вот, хорошо бы это слушали именно дистрибьюторы и прокатчики. Им кажется, что эти картины не нужны зрителям. А на самом деле, они глубоко не правы. И вот именно рейтинги «Закрытого показа», который, кстати, Константин придумал (я имею в виду Эрнста) когда-то, когда мы ему показали картину «Богиня». Представляете? Он говорит «Боже. Как же это показывать?» И он придумал вот этот гениальный формат. Я считаю, что это его какая-то творческая была удача. 
И вот эти очереди, когда я проезжаю там мимо Пушкинского музея, я вижу очереди многочасовые на Пикассо... 
Е.АФАНАСЬЕВА: Вот она, аудитория арт-хауса. 
Р.ЛИТВИНОВА: Да, вот же. Они же хотят искусства. 
Е.АФАНАСЬЕВА: «Рената, вы – настоящее чудо. Спасибо», - пишет Тамара. Человек без подписи пишет, что он был на съемках «Закрытого показа»: «Гордон вел отвратительно себя, а вы потрясающая». 
Р.ЛИТВИНОВА: Ну, ему полагается себя так вести. Он же должен... 
Е.АФАНАСЬЕВА: Это роль.
Р.ЛИТВИНОВА: Да. ...вызвать... 
Е.АФАНАСЬЕВА: Иначе не будет интриги. 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. ...драму и все такое прочее. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Борис из Петербурга пишет: «Мне так тепло от вашего голоса». 
Р.ЛИТВИНОВА: В такой мороз, да, я готова вас согреть своим голосом. 
Е.АФАНАСЬЕВА: «Рената, вашу потрясающую сказку нельзя смотреть в плохом качестве на компьютере. Это кощунство. Ждем лицензионного DVD. Вы – потрясающая». 
Р.ЛИТВИНОВА: Вы представляете, 20-го числа у меня будет даже автограф-сессия, я буду сидеть в книжном магазине «Москва» на Воздвиженке с 7:30. 20 декабря буду там... Мне кажется, сколько я продержусь, столько я и буду сидеть и общаться с публикой, и там будет продаваться DVD и кое-что еще. 
Е.АФАНАСЬЕВА: То есть если вы еще не купили близким подарки на Новый год, у вас будет шанс сразу не только диск купить с фильмом Ренаты, но с ее автографом подарить. 
Вот, все-таки, Рената, вы с телевидением на ты, на вы? Для вас это просто побочное действие или совершенно другое ваше воплощение? Очень часто ваши коллеги, которые работают в большом кино, несколько свысока смотрят на телевидение. Для вас это что? 
Р.ЛИТВИНОВА: Нет, ну это отдельный большой труд. Почему я говорила, что я не могу совмещать, делать и кино, и телевидение? Нужно делать что-то одно. Одновременно нельзя усидеть на многих стульях. Это же такое накопление энергии. И если делать что-то достойное, ты не можешь это делать вот так, поверхностно, быть одновременно везде. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте попробуем звонок принять. 363-36-59, дозванивайтесь. +7 985 970-45-45 – вы можете присылать... Что-то у нас, наверное, с линией – не включается ничего. 
Мы заговорили про телевидение. Из всего, что вы делали на телевидении, для вас что было самым неожиданным таким опытом, экспириенсом. 
Р.ЛИТВИНОВА: Ну, мне очень нравилось... Ну да, встречи с интересными людьми. А вот, кстати, какой-то гудок. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте попробуем звонок. Что это за гудок? Нет, я все отключу. У меня все отключено. Сейчас подождите. Еще раз попробуем. Попробуйте дозвониться еще раз – сейчас у нас проверяют связь нашу. Извините, перебили мы. 
Р.ЛИТВИНОВА: ...встречи с интересными людьми, посещение интересных мест. В принципе, я воспринимала как-то переключение с одной работы на другую – это же тоже отдых. 
Е.АФАНАСЬЕВА: То есть для вас это отдых? 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. Это был для меня такой, упоительный отдых. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Попробуем звонок принять. Добрый вечер. Нет. Что-то, все-таки, у нас сегодня со связью. Извините. Попробуем чуть позже, если получится. Вот, звонков много видно на моем мониторе, а в эфир почему-то не выводятся. Сейчас позовем технических специалистов. «Как вам понравилось в пятницу на съемках Урганта?» А вы в пятницу были на съемках Урганта? 
Р.ЛИТВИНОВА: Да, я там была за кадром. 
Е.АФАНАСЬЕВА: А. «Земфира пела замечательно. Давно я так не танцевала». Понятно. 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. Ну, она умеет поднять публику. Там, по-моему, впервые в жизни публика побежала, повскакивала с мест и побежала. Но эфир будет 29-го, что ли, декабря. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Так я и говорю, что в пятничном эфире не было Земфиры, то есть это снимали впрок. 
Р.ЛИТВИНОВА: Ну, вот, так что я промоутирую эту передачу. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Прекрасно. Что пела Земфира, можно открыть тайну? 
Р.ЛИТВИНОВА: Тоже секрет. Это будет все равно очень весело и по-новогоднему. Она была обворожительна. Ну, как всегда. Я считаю вообще ее живущим гением. Ой, конечно, вот так. Хорошо, когда их ценили бы при жизни. Знаете, обычно это так как-то, когда человека не становится. А я считаю, что вот она, ныне живущий. Как, знаете, мне лестно знакомство с нею как если бы я была знакома с кем-то из бессмертных. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, потрясающая оценка. А как вам работается? Потому что бывает очень часто, когда ценят талант, очень талантливого, гениального человека, а начинают работать и, вот, в каких-то мелких вещах, в работе всегда бывают сложности, особенно с гениями. 
Р.ЛИТВИНОВА: Ну, она – перфекционист, и этому нужно учиться и соответствовать, конечно. И есть люди, которые испытывают от этого неудобства, конечно, они там начинают жаловаться на характер. Но, конечно, чтобы сделать хорошо работу, нужно требовать. Некоторым это не нравится и отсюда идут всякие слухи. А она совершенно профессионал. Она сама дает результат и она его умеет требовать, так что мне с ней работается замечательно. И потом такая музыка, которую... Ну да, видите? Она как будто бы написала второй сценарий этой музыкой и подняла на свой Земфирин уровень эту картину. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивают очень такой, смешной вопрос. Коля, наверное, не понял, что в Москве вы будете продавать DVD с фильмом, а не с вашим циклом про нижнее белье, потому что он интересуется: «А можно будет купить DVD с автографом или еще что-либо пикантное?» Нет, Коля, нижнее белье тут продавать не будут. 
Р.ЛИТВИНОВА: Коля, нет. Все-таки, загорячился человек, да? Это будет фильм «Последняя сказка». 
Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Очень странный вопрос: «Чем закончилась коллаборация с одной из марок одежды? Возможно ли подобные проекты в будущем?» 
Р.ЛИТВИНОВА: А, когда-то я делала, да, для масс-маркета. Ну, вы знаете, все равно это такие, разовые проекты. Я, все-таки, не мыслю себя уже таким, окончательным дизайнером, поэтому... Иногда делаю. Это тоже такое, некое переключение деятельности. Потом это же очень все связано. Если я делала свою картину, я сама делала и костюмы к этой картине, сама рисовала эскизы и там и с художницами, которые у нас там делали и декорации замечательные совершенно. Всегда все обсуждалось и я всегда все рисовала. Так что это какое-то продолжение твоей режиссерской деятельности, скажем так. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Валерия из Екатеринбурга пишет: «Рената Муратовна, влюбилась в вас, увидев «Берлинский экспресс». Дальше понеслось. Обожаю и уважаю ваше творчество». 
Р.ЛИТВИНОВА: Спасибо большое. 
Е.АФАНАСЬЕВА: «Рената, вы – потрясающая. Не хотите ли вы сделать творческий вечер? Безумно хочется увидеть вас и не только на съемках». 
Р.ЛИТВИНОВА: Ой, нет. Я творческие вечера не люблю. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Это в советском, помните, было бюро... 
Р.ЛИТВИНОВА: Да, вот как они на стуле сидят. 
Е.АФАНАСЬЕВА: ...как в нашем с вами детстве. Приезжал актер и рассказывал о своем творчестве. Причем, те актеры, кто снимался, в основном, у них времени, наверное, было меньше ездить... 
Р.ЛИТВИНОВА: Конечно, это так пошло. Глядится со стороны это ужасно пошло. Я пока буду избегать этого. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот видите, народ требует. Таня пишет: «Рената, вы очень симпатичная. А вам это помогает в работе?» 
Р.ЛИТВИНОВА: Какая симпатичная? Мне уже, знаете, сколько лет? 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, разве красота и возраст зависят друг от друга? Тем боле, очарование женщины? 
Р.ЛИТВИНОВА: Ну, если бы я была поуродливее, наверное, это бы внесло определенный комплекс. Я же вижу, как некоторые люди там испытывают какой-то определенный комплекс и это их озлобляет. Но одновременно... Не знаю. А что за вопрос? Вот, что мне отвечать? Помогает ли мне моя внешность? 
Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда зададим другой вопрос. Вы – человек, который свой образ в жизни (не только телевизионной и в кино), вы его сами придумали или вы такая по жизни? Вот то, что активно потом любят в пародиях, где-нибудь в «Большой разнице» показать? 
Р.ЛИТВИНОВА: Ну, вы согласитесь, они на меня уже не похожи совершенно. Они куда-то унеслись сами по себе. Это, как бы, пародия на пародию и тень тени уже. 
Е.АФАНАСЬЕВА: А были те, которые вам нравились? 
Р.ЛИТВИНОВА: Нет. Я ненавижу все это. Я хочу попросить, чтобы уже перестали эксплуатировать. Есть же новые жертвы. Это уже просто не смешно. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Человек с подписью Диггер из Петербурга спрашивает: «Вопрос про житье-бытье Киры Муратовой. Нет ли у Ренаты новых совместных планов с великим режиссером?» 
Р.ЛИТВИНОВА: А вот сейчас мы показывали нашу картину последнюю на Римском кинофестивале. И критики ее очень высоко оценили. И там такая странная концепция у Киры Георгиевны была, называлась она «вечное возвращение». Это были пробы одного и того же сюжета, как приходит мужчина к женщине. И вот она это сняла со многими актерами, включая там меня с Маковецким, Табакова с Демидовой. И там еще некоторые пары, которые с ней живут в Одессе (она любит снимать своих артистов постоянных и непрофессиональных тоже). И все это вместилось в один такой изящный, странный фильм. Так что мы с Кирой продолжаем общаться, я ее очень люблю. Она, конечно... Она уже как родственница мне практически. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Очень много вопросов на сайте было про то, почему тема смерти в вашем творчестве настолько важна? 
Р.ЛИТВИНОВА: Мне кажется, это основной философский вообще вопрос. Если ты его будешь огибать, то ты будешь огибать самый главный вопрос, в принципе, в искусстве. Любовь, смерть. 
.АФАНАСЬЕВА: Тогда человек с ником Серж2010 пишет «А вам хотелось кого-нибудь убить?» 
Р.ЛИТВИНОВА: Ну, мне кажется, каждый человек переживал такой момент, когда ему хотелось кого-то убить, включая себя. Но это всего лишь навсего мысли. Конечно, я очень далека. Это, мне кажется, такой кошмар, который может тебе присниться, что ты кого-то... Я даже и не стала учиться вождению на автомобиле, предпочитаю, все-таки, чтобы меня возили, потому что я путаю, признаюсь, тормоз с газом. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Это очень женская вещь. И лево с право женщины путают очень часто. Вот знаете, тут смски я читаю с таким упоением и думаю, как вам интересно в этом жить. Уже несколько смсок. Например, Дмитрий Мезенцев пишет: «Выхадите за меня. У вас очень приятный голос». Кто-то пишет «Хочу от Ренаты детей». Как вам такое обожание? 
Р.ЛИТВИНОВА: Ничего себе. Даже я не знаю. Я теряюсь. (все смеются) 
Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий, но вас, наверное, все-таки, надо отправить немножко подучить русский язык – вряд ли Рената захочет «выхадить» за вас, пока вы будете писать с ошибками. «Рената, говорите-говорите, я балдею», - пишет Вася. 
Р.ЛИТВИНОВА: Ничего себе, Вася. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот, пожалуйста. Видите, какие у вас поклонники? 
Р.ЛИТВИНОВА: Скоро конец эфира. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот, к сожалению, мы не сможем принять телефонные звонки. Видно, энергетика у Ренаты такая сильная, что... Или желание дозвониться к вам... 
Р.ЛИТВИНОВА: У меня, кстати, все время взрываются лампочки в руках. 
Е.АФАНАСЬЕВА: У ваших почитателей была, наверное, такая жажда вам дозвониться и что-то сказать, что полетела телефонная линия. Но вам, все-таки, смски проходят, у вас еще есть шанс задать вопросы. +7 985 970-45-45. 
Новый год достаточно скоро уже. У вас есть предощущение новогоднее? 
Р.ЛИТВИНОВА: Есть. Я обожаю вот именно... Вот это для меня самый любимый праздник и я обожаю, когда мороз, когда есть снег, когда падают вот эти снежинки. Я считаю, что это самый счастливый праздник. И у меня есть вот это ощущение, и мне хочется бегать по магазинам, все заворачивать в пакетики, прикапливать подарки, приятности. Нет, я уже вся в ажитации, что называется. 
Е.АФАНАСЬЕВА: А самый необычный Новый год, который у вас случался, вот самый волшебный? Было? 
Р.ЛИТВИНОВА: Волшебный? У меня был однажды Новый год, знаете, где? В метро. Я бы хотела достичь одного места и, перебегая в другой, я была вся напомаженная... Это было в такой еще более-менее юности, в шубке такой белой. И я вбежала в метро и, вот, представляете, вбежала я в вагон, он был совершенно пустой. И вдруг этот вагон, ну, меня понес на станцию, куда я хотела попасть, он встал в туннеле, хотя было еще только без семи минут. Мы там стояли в этом туннеле 10 минут, и ровно в 12:00 он загудел. И он гудел, ну, минуты 3. То есть они там внутри себя (машинисты), наверное, праздновали так Новый год. Я сидела в совершенно пустом вагоне и там на просвет я смотрела, никого не было. И вот так на просвет никого не было. И вначале меня охватило такое отчаяние, что я сижу одна. У меня там, по-моему, Шампанское было. В шубке, напомаженная и больше нет никого. И вот этот гудеж дикий. И где-то, вот, когда третья минута уже кончалась, я испытала вот это даже счастье. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот видите? Вы вспоминаете... Когда я задала этот вопрос, первый Новый год, который вы вспомнили, этот. А другие, которые счастливо прошли за новогодним столом, с Шампанским, они, видно, уже, все-таки, как-то сливаются в общую какую-то череду. 
Р.ЛИТВИНОВА: А были вот эти новые года, когда начиналось сразу с пародий на меня. Вот, сначала президент, а потом на меня. И, вот, весь стол, когда я еще была замужем, со страшным осуждением на меня оборачивался. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Да, действительно. Ну как так можно? 
Р.ЛИТВИНОВА: А я там уже проглатывала записочку. И я думала «Господи, за что?» А вы спрашиваете про юмористов. Я их ненавижу просто практически. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. То есть не портите, пожалуйста, Новый год Ренате Литвиновой, не ставьте пародий на нее в новогодние программы. А дочка – как вы ей эту сказку поддерживаете еще? Какие-то подарки от Деда Мороза или уже все? 
Р.ЛИТВИНОВА: Ну, она, я думаю, не услышит этот эфир, но я приготовила ей корону на голову. 
Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы воспитываете королеву, принцессу? 
Р.ЛИТВИНОВА: Мне кажется, да. Так и надо. Надо девочек любить и, конечно, не занижать у них самооценку, потому что у нас, у русских женщин очень заниженная самооценка. Нас очень много, мужчин мало, все они у нас наперечет, демографический перекос. Женщины у нас очень красивые, мужчины так себе, скажем прямо. И мы, конечно, себя страшно недооцениваем. И это неправильно. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас мужчины должны, по идее, обидеться, но они все равно пишут смски: «Настоятельно прошу, все-таки, передать Ренате, что она очень важна, очень любима, ей бесконечная благодарность». По-прежнему, правда, без подписи. Но номер телефона считывается, если что, можем передать вам. 
Р.ЛИТВИНОВА: Спасибо. 
Е.АФАНАСЬЕВА: «Ренаточка, дорогая, люблю и уважаю. Нет ли в ваших планах переехать из России?» Опять без подписи. Подписывайтесь, пожалуйста. 
Р.ЛИТВИНОВА: Все-таки, нет. 
Е.АФАНАСЬЕВА: А, может быть, тоже какой-то глюк у нас с системой? Почему-то нет подписей. 
Р.ЛИТВИНОВА: Нет, я собираюсь, все-таки, здесь как-то жить. Я люблю путешествовать, туда-сюда переключаться. Но, все-таки, уже здесь. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ольга Роева спрашивает: «Где можно найти ваши первые сценарии? Стоит ли ждать выхода какого-нибудь сборника? Была ли у вас мысль написать книгу?» 
Р.ЛИТВИНОВА: Вот, я считаю, что когда от меня уже отвяжутся и у меня уже не будет таких физических сил сражаться за концепцию фильма и быть режиссером, потому что это тяжелая такая, мужская профессия, то, конечно, я засяду и уже буду писать тексты. И начнется моя самая главная, мне кажется, страница в жизни и там-то я обрету какой-нибудь оглушительный успех и буду писать книги. 
Е.АФАНАСЬЕВА: «Рената Муратовна, спасибо большое за посещение Киева с фильмом. Фильм гениальный». 
Р.ЛИТВИНОВА: Боже, как приятно. 
Е.АФАНАСЬЕВА: «Украина вас любит. Приезжайте почаще». 
Р.ЛИТВИНОВА: А я очень люблю Украину. 
Е.АФАНАСЬЕВА: «Влюбилась в Ренату после гениальной игры в картине «Граница». Вот тут, кстати, до сих пор есть реплики, где вас цитируют «Я летаю, я в раю». Хотя, это было уже больше 10 лет назад, да? 
Р.ЛИТВИНОВА: Да, это Александр Наумович Митта настоял на моей кандидатуре. Хотя, конечно... Я знаю, что были проблемы с моим утверждением – меня не утверждали. А он сказал «Нет. Пусть будет она». 
 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, тогда, действительно, проект случился. Как-то многое совпало и прекрасные актеры, и режиссер хороший, и он прошел с большим успехом, насколько я помню. 
 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. Представляете? Больше я не играю в сериалах. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Это было исключение? 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. Вот, да. Такого, конечно, трудно найти что-то другое. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Видите, у нас даже Рупрехт, который вот тут периодически ругается и пишет, что ему не нравится ваше творчество, он спрашивает: «А у вас передача – «Дифирамб»?» Нет, Рупрехт. Так вот совпадает, что другие слушатели пишут только восхищенные отклики. Кроме ваших даже прочесть там, где вы недовольны творчеством Ренаты, мне нечего. Поэтому получается «Дифирамб». Извините. 
А вот Ирина пишет: «Рената, расскажите что-нибудь о любви». 
Р.ЛИТВИНОВА: О любви? Мне кажется, о любви как раз нельзя рассказывать – это очень наказуемо. Нужно как-то ее испытывать и дорожить ею очень. И поэтому... Потому что она не каждый день к тебе приходит. И если ты ее встретил, то нужно за нее держаться и не отпускать. Это большой труд. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивают «Будет ли у вас презентация DVD, автограф-сессия в Питере?» 
Р.ЛИТВИНОВА: В Питере? Ну, если, кстати, меня пригласят, я приеду. Я очень люблю Питер. Самый красивый город в мире. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Очень много вопросов здесь сейчас по SMS и заранее на сайт, нет ли у вас вашего сайта, будет ли у вас официальный сайт? 
Р.ЛИТВИНОВА: Вот, надо сделать. Меня нет в сетях никаким образом и все либо фанатское, либо поддельное. То есть меня в сетях нет. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Очень много вопросов. «Рената, люблю-люблю-люблю», - пишет Юрий. 
Р.ЛИТВИНОВА: Мужчины чего-то обострились под Новый год. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Видите, хорошо же. Вы говорите, у нас мужчин нет. Они, наконец, решили проявить... 
Р.ЛИТВИНОВА: А я смотрю, в кинотеатрах сидят же женщины только. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Да если б только в кинотеатрах. 
Р.ЛИТВИНОВА: В театрах сидят женщины. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Музеи. 
Р.ЛИТВИНОВА: В музеи очереди-то – там мужчины только потому что они... 
Е.АФАНАСЬЕВА: Какие-то курсы всякого самосовершенствования – одни женщины практически. 
Р.ЛИТВИНОВА: Да. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Опять интересуется Рупрехт, заплатила ли мне Литвинова за то, чтобы я это читала. Не платила. 
Р.ЛИТВИНОВА: А кто это такой вообще? 
Е.АФАНАСЬЕВА: Я не знаю, кто такой Рупрехт, но, вот, товарищу не нравится ваше творчество. Наверное, он так обращает на себя внимание. Всех остальных мы не запомнили, а его запомните. 
Р.ЛИТВИНОВА: Понятно. 
Е.АФАНАСЬЕВА: «А кто ваша героиня, историческое лицо, которое вас вдохновляет?» - спрашивает Таня. 
Р.ЛИТВИНОВА: Историческое лицо? 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, просто героиня, может быть, или историческое лицо. Ту 2 раза знак вопроса стоит. 
Р.ЛИТВИНОВА: Не могу сказать. Все-таки, я как-то двигаюсь по своей траектории. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Рената сама по себе прекрасна. У нас заканчивается эфир, идет последняя минута. Просят напомнить, когда у вас будет автограф-сессия. 
Р.ЛИТВИНОВА: 20 декабря в 19:30. И я буду в книжном магазине «Москва» на Воздвиженке – это метро «Библиотека имени Ленина». 
Е.АФАНАСЬЕВА: Просят сказать, когда будет «Закрытый показ». 
Р.ЛИТВИНОВА: Не знаю.
Е.АФАНАСЬЕВА: Пока точной даты эфира нет, поэтому следите за... 
Р.ЛИТВИНОВА: Это надо спросить, кстати, у вас. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, так далеко не верстается программа. Где-то в январе или позже. Огромное количество в ваш адрес прекрасных слов, Рената. Приходите к нам еще. Видите, вас ждут на «Эхе Москвы». 
Р.ЛИТВИНОВА: Даже ни разу не оскорбили кроме этого мужчины на «Р». 
Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется) Ну что же, это была Рената Литвинова в программе «Телехранитель». Елена Афанасьева, прощаюсь до следующего воскресенья. 
Р.ЛИТВИНОВА: Елена, спасибо большое. Мне было очень приятно. 
Е.АФАНАСЬЕВА: Мне тоже. До свидания. 

Р.ЛИТВИНОВА: До свидания. 

http://echo.msk.ru/programs/tv/968844-echo/