14.12.2012 | 10:04

"Ноктюрн" Камы Гинкаса на сцене московского ТЮЗа

Известно, что Кама Гинкас – из числа режиссеров-экспериментаторов. Его театр – неизменно яркий, индивидуальный, ломающий театральные каноны, умеющий удивлять. Обещает удивить и новая постановка мастера – «Ноктюрн», история, о том как музыка замирает внутри человека. В основе спектакля пьеса одного из самых интересных драматургов Америки – Адама Раппа. Премьера в московском ТЮЗе. Рассказывают «Новости культуры».

Для этой постановки Кама Гинкас выбрал не сцену – фойе московского ТЮЗа. Таким образом, он обыгрывает название спектакля «Ноктюрн». Режиссеру хотелось, чтобы зрители почувствовали себя как на концерте. Колонный зал, паркетный пол, фортепиано, исполняется ноктюрн Грига.

Театр Камы Гинкаса прочно ассоциируется с Чеховым и Достоевским. К зарубежным современным авторам он почти не обращается. Пьеса «Ноктюрн» написана десять лет назад, но в России о ней мало кто слышал. Также как и о его авторе- Адаме Раппе. Полгода назад, прочитав это его произведение, Кама Гинкас испытал шок, восторг.

«Современный текст – столь мощный искренний и сильный, одновременно потрясающе литературно вкусный и одновременно игровой, несмотря на то, что написано это в виде монолога, исповеди», – отмечает режиссер.

Спектакль очень камерный. Без декораций. Играют всего пять актеров. Почти все действо – это монолог главного героя, который становится случайным убийцей собственной сестры. Нелепая трагедия, с которой невозможно смириться.

«Герой этот достаточно сложный, он поэт, скажем так, – говорит заслуженный артист России Игорь Гордин. – Там есть такие поэтические куски, он очень остро чувствующий человек. И именно это ломает его жизнь, очень острое восприятие жизни – он очень открытый и доверчивый человек. Сначала его ломает эта трагическая ситуация, а потом история с родителями. В душе его талант умирает, это какая- то доверчивость к миру растоптана».

Как пережить страшную боль, как справится с тем, что исправить нельзя. Сумеет ли главный герой этой жесткой, бескомпромиссной драмы о хрупкости человеческой жизни вырваться из круговорота собственных страхов и мыслей? Сумеет ли снова научиться жить?

«Эта пьеса учит тому, чему учил Чехов в «Трех сестрах» – научиться жить несмотря ни на что, надо жить, надо жить, милые сестры, надо жить – говорил Чехов, хотя жить может быть невозможно», – говорит Кама Гинкас.

Новости культуры