13.12.2012 | 19:54

Лоренцо Лотто. Ренессанс в провинции Марке

В Москву привезли 10 полотен Лоренцо Лото из собраний итальянских музеев. В России хранится всего несколько работ итальянского мастера эпохи Возрождения. Пять из них – в Эрмитаже, одна – в постоянной экспозиции Пушкинского музея. Судьба живописца сложилась неудачно. После короткого признания он умер в приюте в нищете и лишь спустя столетия был признан как непревзойденный мастер, воплотивший феномен итальянской провинции. Выставка в Музее изобразительных искусств так и называется "Лоренцо Лотто. Ренессанс в провинции Марке". Рассказывают "Новости культуры".

В Итальянском дворике Пушкинского – целый десант не просто из Италии, из той самой провинции Марке. Уверяют, как точно Лотто передал на полотнах их родные пейзажи. Посол Италии в России говорит о другом – как трудно Лотто вообще было работать в одно время с Рафаэлем, Тицианом, Да Винчи. Венецианец, ему не нашлось места в Венеции – работал в провинциях, был забыт на пару веков. Когда его имя в конце XIX века открыли вновь, стало понятно, как же Лоренцо Лотто не похож на других мастеров Возрождения.

"Гармония, равновесие, которые характерны для высокого Возрождения, но вместе с тем ему свойственны и какие-то черты, которые отчасти сближают его с икусством северных стран. Ну, мы знаем, что он лично был знаком с Альбрехтом Дюрером. Мы знаем, что он возил с собой портрет Мартина Лютера – то есть идеи реформации, которые шли с севера, они затронули этого художника", – поясняет директор Пушкинского музея Ирина Антонова.

Все оттенки зеленого, красного, серого – один из шедевров Лотто по цвету. Пейзаж тот самый, характерный для провинции Марке. На этой картине – "мистическое обручение Святой Екатерины". Там, где сейчас можно увидеть просто серый квадрат, говорят, раньше тоже был пейзаж. Но когда в 1527 году французские войска были в Бергамо, этот фрагмент так понравился кому-то из солдат, что его просто вырезали. На выставке в Пушкинском представлены картины, которые Лотто делал по заказу церкви. Традиционные сюжеты, но почти везде у Лотто необычные позы, движения, жесты. Фрагменты "Благовещения" – Деву Марию и Ангела – называют его безусловным шедевром религиозной живописи. 

"Посмотрите, сколько человеческого в фигуре Девы Мари, которая принимает Благую весть, как она реагирует на это известие. Посмотрите на Ангела, в котором воплощено и нематериальное, и материальное. Обратите внимание на тень, которая делает его материальным, почти живым существом", – подчеркивает историк искусства при Управлении по художественному наследию провинции Марке, куратор выставки Габриэле Барукка (Италия).

"Святой Иаков в образе странника" – картина, где, говорят, так видно влияние Рафаэля, – была написана почти сразу после того как Лотто с Рафаэлем работал над росписью Ватиканских станц. "Мадонна, коронованная ангелами" – здесь видно, как подписывал свои картины художник. И единственный портрет – Лючина Брембати. Имя было установлено только в XX веке – по гербу с фамилией на кольце. Само имя расшифровали из ребуса на Луне. Но главное – взгляд. Героиня смотрит прямо на зрителя. Руки, которые словно в диалоге с тем, кто на нее смотрит. Лотто сейчас называют одним из самых великих портретистов в мире. 

"Лотто, который придерживался совершенно другой системы изобразительной, живописной, по-другому видел цвет, по-другому понимал само искусство, стремился к тому, чтобы искусство непосредственно волновало человека. Чтобы это не было торжественным предстоянием", – подчеркивает Виктория Маркова. 

Известный, но не знаменитый, художник, который был в тени других и при жизни, и после, перед смертью создал то, что называют и его итогом, и завещанием. Здесь, кажется, вся его жизнь, все его муки, терзания, неустроенность... И здесь же тот волшебный свет изнутри – то , что в XVII, XVIII и даже в XIX столетиях будет использовать европейская живопись.

Новости культуры