13.12.2012 | 09:54

В Москве открылась выставка "Венера Советская"

В Москве теперь есть особое выставочное пространство для демонстрации советского искусства – это павильон пьедестал монумента «Рабочий и колхозница». Когда выбирали тему премьерной экспозиции, приоритет Отдали трудящейся женщине. Выставка «Венера советская», этот проект Русского музея посвящён образу женщины в искусстве соцреализма, и в Петербурге в 2007-м уже был показан. Свои боги и богини есть у каждой эпохи, верующие придают им зримый облик. Рассказывают «Новости культуры».

Первый и главный экспонат этой выставки – она, вторая половина монумента, эталон соцреализма – Колхозница. Бравая комсомолка с неприкрытыми плечами, крепко сжимающая один из символов Советского Союза. А прямо под ней – более сотни других «советских Венер». Выставкой-хитом Русского музея, почти наполовину обновленной, открывают «Рабочего и колхозницу» и заявляют о новой концепции пространства- к образу женщины здесь будут обращаться часто.

«Мы хотели определить стратегию музея, – говорит арт-директор МВЗ «Манеж» Марина Лошак. – Мы хотели, обращаясь к той же Мухиной, сделать выставку легкой, изысканной, чтобы всем было приятно, чтобы было легкое начало».

Томные, чувственные, соблазнительные – на заре коммунизма художники еще довольно смело изображали женщину. Героини Кустодиева, Лентулова и Шевченко будто списаны с античной богини любви. К середине 20-х, когда стали появляться запреты, художники от вечной темы не отказались. Главное, соблюсти некоторые условности. Вот, например, работа Пименова – «Женщина в гамаке» – 34 год – казалось бы, ничего откровенного, но какой у нее соблазнительный взгляд и поза. Или работа «Материнство» Климента Редько – год 37-й – на полотне не иначе как Мадонна. Но некоторые художники, игнорируя навязанную идеологию, по-прежнему предпочитали писать обнаженную натуру.

«Такого рода работы на выставках появиться уже не могли, – рассказывает заместитель директора Русского музея, куратор выставки Евгения Петрова. – Они их, конечно, где-то показывали в полузакрытых залах, но все это считалось формализмом».

«Официальные» женские образы конца 20-х – это не что иное как пропаганда трудового и спортивного образа жизни. Девушки, отныне не только с веслом, но и со сверлом, молотом и лопатой. Грань между женщиной и мужчиной размывалась- даже обращаться к ним стоило с приставкой «товарищ».

Образ идеальной советской женщины полностью сформировался в начале 30-х. Никакой косметики, волосы убраны назад, широкие костюмы, серьезный, даже суровый взгляд, брутальные черты лица. Поколение XXI века такую женщину вполне могло бы принять за мужчину.

Если сегодня, что носить женщине диктуют бесчисленные глянцевые журналы с рафинированной картинкой, то в советское время их функцию выполняли агитплакаты.

«Они выходили большим тиражом и распространялись по всей стране, – поясняет Евгения Петрова. – И все женщины, во всех уголках России должны были равняться вот на таких “красавиц”, изображенных на плакате».

Этот почти бесполый образ начал растворяться с приходом «оттепели». Тогда снова заговорили о стиле. Женщины стремились отличаться – в моду вошли каблуки и узкие юбки, парики и краски для волос. Сегодня история, кажется, в чем-то повторяет себя – андрогины снова в моде. А женщины все также идут на поводу у пропаганды – слепо следуя последним тенденциям моды. Чем не тема для выставки в будущем?

Новости культуры