12.12.2012 | 11:34

Жан-Клод Казадезюс выступил в Москве с Большим симфоническим оркестром

Дирижер Жан-Клод Казадезюс называет музыку самым обворожительным и красивым отражением жизни. А еще – «каплей надежды в океане скорби». Командор ордена Почетного Легиона, основатель и руководитель Национального оркестра Лилля выступил в Москве. Прошедшим вечером Казадезюс встал за пульт Большого симфонического оркестра имени Чайковского. Рассказывают «Новости культуры».

Русские корни у французских музыкантов – не редкость. В биографии Жан-Клода Казадезюса тоже есть русский след.

«Моя бабушка родилась в Одессе, – рассказывает дирижер. – Поэтому мое сердце принадлежит вашей стране».

Русская бабушка – не единственное, что связывает Жан-Клода с Россией. Он не первый из рода Казадезюсов, кто играет в нашей стране. В 29 и 36-м годах прошлого века приезжал на гастроли его двоюродный дед, знаменитый пианист Робер Казадезюс. Но и он был не первым.

«Мой дед фантастически играл на скрипке, – вспоминает Жан-Клод Казадезюс. – С братьями и сестрами он выступал однажды перед Толстым в Ясной Поляне. У меня дома есть фотография, которая подтверждает это. Стоит Толстой, рядом мои родственники. И рукой Толстого написано – это лучший концерт, который я слышал».

Жан-Клод Казадезюс впервые приехал на родину предков в 85-м, с тех пор его гастроли здесь регулярны. С БСО имени Чайковского уже четвертое выступление. На этот раз в программе концерта сочинения Шуберта, Бизе и Равеля.

В концерте Равеля солировал молодой пианист, лауреат международных конкурсов Андрей Коробейников. Он довольно много играет французскую музыку – сочинения Дебюсси, Мийо, Мессиана давно в его репертуаре. Но Соль-мажорный концерт Мориса Равеля в этот вечер он исполнял впервые. Советы маэстро Казадезюса – знатока французского стиля – были весьма кстати.

«Маэстро акцентировал внимание на том, что необходима кристальная ясность, моцартианская, – говорит пианист Андрей Коробейников. – Чем больше простоты, тем более по-французски».

В искусстве нет, и не может быть абсолютных истин. Но каждое исполнение по-своему может претендовать на высокий статус. В этот вечер истина в концерте Равеля рождалась не только из переплетения русского и французского взглядов, но и двух поколений. Признанный классик французского искусства и молодой российский пианист представили свое видение шедевра импрессионизма.

Новости культуры