22.10.2012 | 11:20

Роберто Лорети исполняется 65

«О, соле мио», «Ямайка», «Санта Лючия» - в 60-е эти песни в исполнении юного Робертино Лорети в Советском Союзе звучали на каждом шагу. Его первыми подмостками были итальянские кафе. В шесть лет он пел в церковном хоре, в восемь – в хоре Римского оперного театра, а в 14 уже покорил миллионы слушателей. Сегодня Роберто Лорети исполняется 65. Рассказывают «Новости культуры».

«Большое спасибо, чувствую себя на 40!». Из Италии отвечает Роберто Лорети своим московским поклонникам. Они собрались в квартире, где певец гостит во время столичных гастролей, на кухне, где он готовит любимые фетучини.

Они рассматривают фотоографии – от самого первого, на котором ему всего восемь месяцев, до недавних – собрал Сергей Апатенко, друг Роберто и вдохновитель его возвращения на российскую сцену. С нашей страной у Лорети любовь давняя. Из Советского Союза письма приходили мешками.

«У него многодетная семья, – рассказывает Сергей Апатенко. – Писали и мама, и сестры, и братья ответы. И когда мы были в Хабаровске, одна женщина вышла и показала, вот письмо от вас. Он говорит, извините, это почерк моей мамы».

Его роман с Россией, поначалу заочный, начался в 60-х вот пластинок. Маленькие, 33 с половиной оборота, всего 4 песни, но самые популярные.

«В Советском Союзе первые пластинки вышли с ошибкой в написании фамилии певца. Лорети было написано с двумя “т”, – говорит заместитель генерального директора фирмы «Мелодия» Карина Абрамян. – И позже фирма “Мелодия” исправилась».

Хрустальный дискант «аппенинского соловья» звучал по радио, телевидению, в мультипликации и, конечно, в кинематографе.

Феномен Робертино, покорившего миллионы сердец, в его музыкальности, обаянии, юности.

«Он записал, насколько я помню, больше трех тысячей записей, настолько это было популярно, не только у нас, но и везде, – рассказывает музыковед Лев Гинзбург. – А поскольку тогда мы жили в закрытом обществе, появление такого светлого таланта, оно было очень ярким».

Когда Робертино вырос, а его дискант сменился баритоном, он исчез из виду, породив разные слухи, но спустя десятилетия вернулся. И многим напомнил о юности