22.12.2011 | 09:47

Томас Остермайер поставил на сцене Театра Наций пьесу Стриндберга "Фрекен Жюли"

Первый спектакль на реконструированной Большой сцене Театра Наций. Первый российский опыт постановки одного из лучших немецких режиссеров Томаса Остермайера. Евгений Миронов и Чулпан Хаматова в главных ролях. В пьесе, которая сильно опередила свое время. Всего этого уже достаточно для того, чтобы спешить на спектакль «Фрекен Жюли». Для впечатлительных стоит добавить, что после первого же показа эта пьеса Стриндберга была запрещена цензурой как «слишком смелая и слишком натуралистическая». Правда, было это больше ста лет назад, и через некоторое время пьеса стала одной из самых репертуарных у Стриндберга. Рассказывают «Новости культуры».

Семь лет назад Томас Остермаейр удивил москвичей «Норой». Героиня того спектакля покинула свой «кукольный дом», расстреляв перед этим мужа из пистолета. Сегодня режиссер представляет пьесу «Фрекен Жюли» другого скандинава – Стриндберга. И на этот раз от постановки зрителям не стоит ждать умиротворенности. В духе Остермайера – разговор предельно откровенный, с натуралистическими подробностями. Но именно такой работой решено открыть после реконструкции театр Наций.

Два года переговоров, стриндберговская пьеса в версии Михаила Дурненкова – и вот – долгожданная премьера. Остермайер, конечно, приехал лично – это первая его работа в России и первый опыт репетиций через переводчика. Подтолкнуло его к этому восхищение богатейшими традициями русского театра и актеры – пожалуй, лучшие, с которыми вообще доводилось работать. С актерской стороны желание поработать с известным немцем, было не меньшим.

«Его спектакли всегда производили на меня шоковое впечатление, – говорит Евгений Миронов. – Перевернуть мое впечатление об этой пьесе, просто полностью и так ее разбирать с почти чеховскими нюансами, а потому – вдруг – резкие повороты, мощные, жесткие такие, они меня, честно говоря, очень удивили».

Михаил Дурненков, которому Остермайер полностью доверил «русскость» постановки, перенес стриндберговскую историю о «падении» графской дочки, которая на одну ночь стала любовницей отцовского лакея, в современную Россию. Его герои не чопорные аристократы – Чулпан Хаматова – дочь олигарха, Евгений Миронов – водитель ее отца, Юлия Пересильд – приходящая прислуга. В хрестоматийном любовном треугольнике Остермайер, вслед за Стриндбергом, увлечен редкостью мизансцены: в войне полов – женщина наверху положения. Хотя счастливее от этого она не становится.

«Она такой закрытый человек , в таком страшном ореоле несвободы внутренней, что вот так вот открыться мужчине, как обычная девушка могла бы, у нее не получается. Я была противница того, что она девственница, но в какой-то момент я поняла, что это абсолютно возможно», – говорит Чулпан Хаматова.

Как куриную тушку потрошит Томас Остермайер мир героев Стриндберга, - жестко, конкретно, больно. Исследуя отношения мужчины и женщины, главным двигателем делает социальные различия. Жажда власти в людях оказывается гораздо больше любви.

Равновесие между героями – классовыми врагами и заблудшими душами – как и больше века назад, так и не найдено. И только снег, беспрерывно падающий на протяжении всего спектакля, кажется холодным абсолютом в декабрьской Москве.

Читайте также: 

«Фрекен Жюли» в российских реалиях на сцене Театра Наций

Первая «домашняя» премьера Театра Наций – спектакль Томаса Остермайера «Фрекен Жюли»