04.12.2012 | 19:43

Николай Мартон: полвека на сцене

Он мастерски держит рисунок роли и, кажется, играючи – весь зрительный зал. И так уже 50 лет. Народный артист России Николай Мартон отмечает творческий юбилей – полвека на сцене. Созданные им образы, а их более 90,  – пластичные, отточенные, но при этом живые и эмоциональные. Для постановщиков Мартон – просто находка. Актер обязан сделать все, что ему может быть предложено хорошей режиссурой, считает артист. Для одного из недавних спектаклей, к примеру, он в совершенстве научился... фокусничать. Рассказывают "Новости культуры".

Николаю Мартону удался удивительный фокус: не просто сохранить творческую молодость, но стать даже ярче и смелее, чем 50 лет назад. Еще студентом он первый раз ступил на порог этого театра и увидел спектакль "Гамлет".

"Я был так потрясен этим спектаклем и, выйдя после этого на улицу, на площадь Островского, повернулся и встал на колени перед этим театром. Встал на колени и думал: какое счастье, что работают здесь эти артисты. Но, конечно, не думал и не мечтал, что мне придется работать в этом театре", – признается народный артист России.

Очень скоро молодого артиста из Симферополя заметил Леонид Вивьен. Главный режиссер был известен тем, что сам тщательно подбирал актерскую "палитру" – так он называл труппу. Увидев Мартона на гастролях Крымского театра Вивьен понял: это именно та краска, которой не хватало. И сразу главные роли: Альбер из "Скупого рыцаря", Фабиано Фабиани из "Марии Тюдор". Так в 28 лет Мартон начал свой путь на этой сцене. Молодой актер учился у корифеев, хранителей традиций Александринки. Симонова, Черкасова, Толубеева. Бруно Фрейндлих лично передал ему свою роль Пера Гюнта, добавив: "Это должен играть только Мартон". 

"Я прихожу сюда, и для меня все абсолютно родное. Каждый портрет и этот стул, и кресло, и рояль, и каждый человек, который работает в этом театре, мне дорог", – заверяет Николай Мартон.

Дальше были спектакли, которые принесли Мартону всесоюзную славу: Сент-Экзюпери, граф Шабельский в "Иванове", Наполеон. К каждой премьере он готовился, как к новому бою: стратегия и тактика в красном блокноте, где, по традиции актеров старой школы, все роли переписаны от руки. 

"Чтобы можно было, когда ты идешь, гуляешь или едешь в метро, открыть блокнотик, посмотреть текст и запоминать его, медленно укладывать и сопереживать вместе", – поясняет мастер.

На актерском трюмо – идеальный порядок и лишь пара фигурок-талисманов. Хорошей приметой для режиссеров стал  с началом новой эпохи Александринки сам Николай Мартон.

Валерий Фокин вдохнул в театр новую жизнь: яркие имена, дерзкие идеи. Не всем из старой труппы удалось перестроиться. А Мартон не только смог, он будто скинул с плеч пару десятилетий.

"Вообще он прыгает в любой эксперимент с удовольствием. С таким артистом очень приятно работать: он ничего не боится в этом плане", – отмечает худрук Александринки Валерий Фокин.

Самым сложным, признается Мартон, было завоевать не зрителей и даже не признание коллег. Нужно было покорить саму сцену такого непростого классического Александринского театра. У него получилось.

Новости культуры